Военная история  

Вторая мировая война

Вторая мировая война 1940-1945
 

Война в Африке
Война в Зап.Европе
Битва за Атлантику
Тихоокеанский ТВД
Американцы и рейх

 

Владимир Крупник

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА - АМЕРИКАНЦЫ ПРОТИВ США

(продолжене)

ГЕСТАПО

По-видимому, уроженцы США или люди, прожившие много лет в Америке и в совершенстве (или очень хорошо) говорившие по-английски с американским акцентом работали в подразделениях Гестапо, действовавших на территории оккупированной Франции и Бельгии и боровшихся с подпольщиками, которые участвовали в переправке сбитых над Европой союзных летчиков обратно в Великобританию. Выдавая себя за сбитых летчиков, они проникали в Сопротивление и, вероятно, иногда им удавалось таким образом уничтожать подпольные группы... Вспоминает бывшая участница Сопротивления Элзи Марешаль (Elsie Maréchal):

Они представились как американские летчики, хорошо говорили по-английски, но мне они показались не такими благожелательными, как другие парни, побывавшие у нас, и я не могла преодолеть чувство подозрительности по отношению ним. Тот, который был повыше ростом, сказал, что он был из Джерси, но он произнес это слово с малозаметным акцентом. Я решила сообщить о своих подозрениях командиру группы. Зазвонил дверной звонок, и я уже было собралась отправить их наверх и спрятать там, когда высокий подошел ко мне с револьвером в руке, посмотрел мне в глаза в первый раз и сказал: «Мадам, игра окончена». Так называемые американцы оказались немцами. Они проникли в сеть в ее начальной точке и проследили ее вплоть до Брюсселя...

 

Некоторые из замаскировавшихся таким образом гестаповцев были менее удачливыми. Вспоминает бывшая участница французского Сопротивления Маргерит Бруар (Margueritte Brouard), в доме которой прятались двое «американских летчиков»:

 

Нам говорили о необходимости внимательно наблюдать за ними, поскольку их поведение в доме, в котором они останавливались до нас, было странным. Их английский был безупречным, рассказанные ими истории казались достоверными, но они задавали слишком много вопросов и просматривали наши бумаги, когда нас не было дома. Мы делали вид, что все в порядке, относились к ним, как ко всем другим, но через несколько дней наши товарищи по Сопротивлению забрали их. Те подумали, что их будут переводить в другое безопасное место, но их отвезли к Сене и расстреляли. Тела сбросили в реку...

 

Очевидно, эти случаи не остались без внимания командования союзников. К идентификации личностей сбитых над Европой летчиков, прятавшихся в домах подпольщиков, британские и американские контрразведчики относились весьма серьезно, и на установление подлинности переданных по радио имен и рассказанных подпольщикам историй иногда уходили многие месяцы...

 

Примечательно, что европейские подпольщики нередко с подозрением относились к вверившим им свою судьбу американским летчикам с немецкими фамилиями, но американцы немецкого происхождения, нередко свободно говорившие на языке родителей, ни разу не выдали подпольщиков нацистам – во всяком случае, истории подобные ситуации не известны.

 

В СС И ВЕРМАХТЕ

 

Сейчас уже трудно установить, сколько уроженцев и граждан США служило в вооруженных силах нацистской Германии. По некоторым сведениям, только в СС-Ваффен служило до нескольких десятков граждан США. Документально известно, что на май 1940 года в СС-Ваффен было 5 граждан США, более поздние данные отсутствуют. По воспоминаниям бывшего военнослужащего дивизии "Das Reich" Вернера Киннетта  (Werner Kinnett), во время наступления в Арденнах (декабрь 1944) несколько  говоривших по-немецки военнопленных американцев – уроженцев Прибалтики - вызвались помогать нацистам. Их задействовали в транспортировке продовольствия и боеприпасов на передовую.

По всей вероятности, значительно большее (на порядок ?) число уроженцев США служило в годы ВМВ в Вермахте. Порядок этой цифры может быть установлен при сравнении с некоторыми данными по итальянской армии. Например, в 1945 году американские иммиграционные власти установили, что среди 35 000 итальянских военнопленных, работавших в США, было 5 уроженцев этой страны! В немецкой армии служили миллионы людей, и общее число уроженцев США могло достигать в ней нескольких сотен.

 

Среди американцев, служивших в Вермахте, наиболее известен кавалер Рыцарского Креста Boy Rickmers (Бой Рикмерс – фото слева). Он родился 20.12.1895 в Нью-Йорке. В 1933 году он вступил В НСДАП, в 1938 вступил в СС, где служил в чине унтерштурмфюрера. Позднее он перешел в Вермахт и в 1943 году получил звание обер-лейтенанта. Служил в 320-й пехотной дивизии на Восточном фронте и 26.03.1943 был награжден Рыцарским Крестом. Умер 04.12.1957.

 

Известны имена нескольких офицеров СС и СД - уроженцев США:

Гауптштурмфюрер Josef Awender (Йозеф Авендер) – врач в дивизии “Frundsberg”. Родился в Филадельфии в 1913 году.

Унтершарфюрер, д-р Hans Eckert (Ханс Эккерт). Родился в Баффалоу (штат Нью-Йорк) в 1917 году. В 1944 году получил назначение в госпиталь СС в Дахау.

Унтершарфюрер Robert Beimes (Роберт Баймес) – связист в дивизии «Гитлерюгенд». Родился в Сан-Франциско в 1919 году. Его отец служил переводчиком в СД.

Оберштурмбанфюрер Viktor Fehsenfeld (Виктор Фезенфельд) родился в Элк Рэпидс (штат Мичиган) в 1984 году. Служил офицером в SS-WVHA (экономическая администрация СС).

Гауптштурмфюрер Franz Stark (Франц Штарк). Родился в Сент-Луисе в 1901 году. Служил в СД.

Гауптштурмфюрер Eldon Walli (Элдон Уолли). Родился в Нью-Йорке в 1913 году. Служил военным репортером в СС.

Гауптштурмфюрер Paul Winkler-Theede (Пауль Винклер-Тееде). Родился в Нью-Йорке в 1912 году. По некоторым сведениям был военным судьей в дивизии СС “Das Reich”.

В письме, написанном в июле 1990 года бывший оберштурмбанфюрер СС Gerhard Amler (Герхард Амлер), который в 1944-45 годах служил связистом в дивизии «Гитлерюгенд», вспоминал о необычном разведвзводе, который был сформирован в батальоне его друга унтершарфюрера по имени Sigi Schneider (Зиги Шнайдер). Во взводе служили солдаты, которые когда-то жили в Великобритании, США и Канаде и позднее добровольно вступили в СС. Взвод занимался радиоперехватами сообщений, посланных открытым текстом.

 

По-видимому, письменный рассказ бывшего эсэсовца заслуживает доверия. Достоверно известно, что во время боев в Арденнах немецкое командование забросило в тыл к американцам определенное количество небольших диверсионных групп, состоящих из людей, свободно изъясняющихся по-английски. Этот факт широко обыгрывается в американских художественных фильмах. Деятельность этих групп всколыхнула некоторую паранойю подозрительности среди американцев. Военная полиция прибегла к следующему трюку – они задавали подозрительным людям в американской военной форме каверзные вопросы (например, называли имена бейсбольных звезд и требовали сказать, кто это...). Иногда это срабатывало, но были случаи, когда настоящие американские военнослужащие не могли ответить на какой-либо вопрос и оказывались под угрозой расстрела.

 

Известны имена восьми эсэсовцев – уроженцев США, погибших на различных европейских фронтах:

Charles MacDonald (Чарлз МакДоналд), унтершарфюрер. Родился 07-05-1922 в Баффалоу (штат Нью-Йорк), погиб 14-03-1944 в районе Johvi, Эстония.

Charles Braschwitz (Чарлз Брашвитц). Служил в полицейском подразделении СС. Родился 17-08-1911 в Нью-Джерси. Погиб 07-05-1945 в районе Laibach, Словения

Raymond George Rommelspacher (Рэймонд Джордж Роммелшпахер). Родился 30-05-1926 в Чикаго. Погиб 06-10-944 в Нормандии.

Edwin/Erwin Peter (Эдвин/Эрвин Питер), обершарфюрер. Родился 12-03-1918 в Нью-Йорке. Погиб 02-07-1941 в Латвии.

Andreas Hauser (Андреас Хаусер), SS-Sturmann. Родился 30-08-1893 года в Лос-Анжелесе. Погиб 18-01-1945 на Украине (?).

Lucas Diel (Лукас Дил). Родился 28-12-1912 в Нью-Йорке. Погиб 09-12-1944 в Венгрии.

Andy Beneschan (Энди Бенешан), унтершарфюрер. Родился 01-09-1918 в Нью-Йорке. Погиб 16-04-1945 в Боснии.

Peter Delaney (Питер Дилэни), также известен под именем Pierre de la Ney du Vair, уроженец шата Луизиана. Служил во французском прогерманском легионе Légion des Volontaires Français (LVF), позднее - в звании гауптштурмфюрера в роте военных корреспондентов СС «Standarte Kurt Eggers». Он погиб в феврале 1945 года.

Питер Дилэни

 

Очевидно, что если число погибших эсэсовцев – уроженцев США – достигло 8, то общее число воевавших в СС могло быть в 3-4 раза больше...

 

Довольно колоритная история связана с именем американского летчика по имени Martin James Monti (Мартин Джеймс Монти, 24-10-1921 (год рождения указывается разный – 1910 и 1919) – 11.09.2000). Он родился в Сент-Луисе, его отец был итальянцем родом из Швейцарии, мать была немкой.

 

Монти был убежденным католиком и последователем американского священника Кофлина (Coughlin) – крайне правого проповедника - ведущего популярного в США в 1930-е годы радиошоу, открыто выражавшего поддержку набиравшему силы фашизму, в котором он видел силу, способную остановить коммунизм – угрозу христианству.

В октябре 1944 года Монти самовольно покинул свою запасную часть в Карачи (тогда – Британская Индия) и через Каир и Триполи добрался до Неаполя, подсаживаясь на самолеты американских ВВС - вероятно, он обладал незаурядной способностью втираться людям в доверие. В Неаполе он представился полковнику Эдвинсону (Edwinson), командиру 82-й истребительной группы, и попросил включить его в состав одной из боевых эскадрилий, но получил отказ. Монти, однако, сумел добраться до аэродрома в Pommigliano, где располагалась 354-я эскадрилья, занимающаяся технической проверкой новых самолетов, которые позднее передавались в боевые части. Монти приметил самолет, в технической документации которого в форме 1A имелась красная полоса - это означало, что самолет нуждался в техобслуживании и испытательном полете. 13 октября 1944 года Монти, представившихся командиру части как летчик-испытатель, поднялся в воздух, перелетел через линию фронта и сдался немцам.

У немцев он сначала служил под именем Martin Wiethaupt (Мартин Витхаупт) в подразделении, занимавшемся радиопропагандой. Однако, немцы использовали его редко, поскольку красноречием он не блистал. Позднее он вступил в СС и оказался в подразделении SS-Standarte Kurt Eggers, где получил чин унтершарфюрера (по другим сведениям, унтерштурмфюрера). Вероятно, перевод в эту часть был устроен Питером Дилэни, с которым Монти встретился на последнем этапе войны.

 

В последние дни войны он умудрился добраться до юга Италии, где сдался американцам (при этом, оставаясь в униформе СС, Монти утверждал, что эту форму ему дали партизаны!). Монти (на фото слева) был отдан под суд и в 1946 году приговорен к 15 годам тюрьмы. Однако, уже через год он вышел на свободу с тем условием, что вернется в армию. Он действительно оказался в армии в чине сержанта, но в 1948 году был вновь арестован и на этот раз приговорен к 25 годам тюрьмы. В 1960 году он вышел на свободу...

 

Может показаться удивительным, но, в отличие от британцев, американские власти не предприняли каких-либо попыток расследовать факты нахождения уроженцев или граждан США в военных частях или спецслужбах Третьего Рейха.

 

ПРОПАГАНДИСТЫ

Несколько уроженцев США приобрели известность в качестве пропагандистов на службе стран Оси. Примечательно, что знаменитый нацистский пропагандист Уильям Джойс (William Joyce, 24.04.1906 – 03.011946), известный под кличкой Lord Haw Haw тоже родился в США, но в раннем детстве был увезен родителями в Великобританию.

Не менее интересными являются судьбы американцев, которые по идейным соображениям оказались на службе в Министерстве Пропаганды Третьего Рейха. Правительство США хорошо знало, кто из американцев служит у нацистов - уже в 1943 году Федеральный суд США заочно обвинил группу американских граждан, работавших на пропагандистскую машину нацистов, в государственной измене. Среди обвиняемых оказались Robert Henry Best, Jane Anderson, Douglas Chandler, Edward Delaney, Constance Drexel, Fred W. Kaltenbach, Max Koischwitz и Ezra Pound.

Одна из наиболее колоритных фигур из этой плеяды – Милдред Джилларс (Mildred Gillars, 29.11.1900  – 25.06.1988, на фото слева).

В юности Милдред, очень способная пианистка, изучала драматургию и актерское искусство в университете (Ohio Wesleyan University), но оставила образование до его завершения. С мечтами об артистической карьере она переехала в Нью-Йорк, но больших успехов не добилась. В дальнейшем, уже в 1930-е годы, она оказалась в Дрездене, где пыталась получить музыкальное образование. Позднее Милдред преподавала английский в школе иностранных языков в Берлине (Berlitz School of Languages), а в 1940-м году стала актрисой и ведущим на радиостанции Radio Berlin.

Когда пришли известия об атаке японцев на Пирл-Харбор, Милдред в присутствии коллег в крайне негативной форме отозвалась о союзниках Германии. Однако, после объявления Германией войны США она приняла решение не возвращаться домой, хотя такая возможность у нее была. Она не хотела расставаться со своим женихом – Паулем Карлсоном, который, однако, вскоре попал на Восточный фронт, где был убит.

Милдред приобрела широкую известность среди военнослужащих союзных войск. Излюбленной темой ее выступлений была неверность солдатских жен и возлюбленных. Она сопровождала свои передачи американскими песенками и, как правило, обильно сдабривала выступления антисемитской риторикой и злобными нападками на Фрэнклина Рузвельта. Обычно она представлялась как "Midge", но американцы называли ее "Axis Sally" (Сэлли, которая за Ось), "the Bitch of Berlin" (Берлинская Сучка), "Olga" (Ольга) и "Berlin Bessie" (Берлинская Бесси).

Немалое влияние на взгляды Джиллапс оказал  ее новый/старый возлюбленный - Макс Отто Коишвиц (Max Otto Koischwitz). Этот убежденный нацист создал вместе с Джилларс цикл передач Home Sweet Home, отличавшийся значительно более жесткой пропагандистской риторикой.

Макс Отто Коишвиц был сотрудником американской секции берлинского радио, известным под псевдонимом «Мистер О.К». В начале 1920-х он иммигрировал в США, где в качестве профессора преподавал в колледже Hunter (Нью-Йорк) драматургию и литературу. Здесь в 1925 году он впервые повстречал Милдред Джилларс, и эта встреча переросла в любовную связь...

В 1938 году он принял американское гражданство, но в 1939-м уже был ярым поклонником Гитлера, и активно вставлял в свои лекции антисемитские выпады. В конце 1939 года администрация колледжа отправила его в долгий отпуск, а уже весной 1940 года Коишвитц работал в геббельсовском Министерстве Пропаганды, вещая под псевдонимами «Мистер О.К.» и «Доктор Андерс». Коишвитц умер в августе 1944 года от туберкулеза.

...Среди откровенно нацистских радиопередач Джилларс наиболее дурную славу приобрело выступление, состоявшееся 11 мая 1944 года, незадолго до вторжения союзников в Нормандию. Это была радио-пьеска под названием "Vision of Invasion" (Грезы о Вторжении), в которой Джилларс играла мать американского солдата, предчувствующую ужасную смерть сына в водах Ла-Манша. В передаче прозвучала такая фраза : "The D of D-Day stands for doom... disaster... death... defeat... Dunkerque or Dieppe." (Игра слов, начинающихся с буквы D, – День Вторжения означает рок... катастрофу... смерть... поражение... Дюнкерк или Дьепп).

Последнее выступление Джилларс состоялось 6 мая 1945 года... После капитуляции Германии она сумела раствориться среди миллионов перемещенных лиц, оказавшихся в оккупированной союзниками Германии, однако, была поймана и переправлена в США в 1948 году, где была отдана под суд по обвинению в государственной измене.

Обвинители охарактеризовали радиопередачи Джилларс как искусные попытки подорвать боевой дух американских солдат. Суду было предъявлено доказательство того, что Джилларс когда-то подписала присягу на верность Гитлеру. Ее также обвинили в том, что общаясь с пленными, она выдавала себя за сотрудника Международного Красного Креста и документировала высказывания американских солдат, которые можно было бы использовать в пропагандистских целях. Адвокаты Джилларс возражали, что ее радиовыступления отражали непопулярную (среди американцев – ВК) точку зрения, но не попадали под определение измены. Они также отмечали, что на нее оказал негативное влияние бывший возлюбленный Макс Отто Коишвитц.

Сенсационное судебное разбирательство, продолжавшееся шесть недель, завершилось 8 марта 1949 года. После долгих раздумий и дискуссий суд вынес приговор только по одному из ранее предъявленных восьми пунктов обвинения - пункту, касавшемуся радиопередачи "Vision of Invasion". Джилларс была приговорена к тюремному заключению на срок от 10 до 30 лет. В 1959 году она получила право на условно-досрочное освобождение, но пожелала выйти на свободу только через два года. Она поселилась в монастыре Our Lady of Bethlehem в городе Columbus, штат Ohio, и позднее преподавала английский и немецкий языки в католической школе в тех же краях. В 1973 года она вернулась в Ohio Wesleyan University, чтобы получить высшее образование. Джилларс умерла в возрасте 87 лет.

Джилларс была не единственной женщиной-нацистским пропагандистом, известной под именем Sally. Так называла себя американка итальянского происхождения Рита Зукка, ведущая радиопрограммы "Jerry's Front", нацеленные на англо-американцев, воюющих на итальянском фронте. Рита Зукка (Rita Zucca, род. в 1912 году в Нью-Йорке) была дочерью известного итальянского ресторатора. Она училась во Флоренции, а в 1938 года окончательно вернулась в Италию, где поступила на работу машинисткой. В 1941 году она отказалась от американского гражданства, чтобы спасти от экспроприации фашистскими властями собственность своей семьи. В 1942 году она была уволена с работы за перепечатывание антифашистской листовки.

В феврале 1943 года Рита была принята на работу на радио в качестве ведущей передач для британских и американских солдат. После выхода Италии из войны она продолжала работать на нацистов сначала во Флоренции, а затем в Милане. Ее программа называлась "Jerry's Front", себя она называла "Sally", поэтому ее нередко путали с Милдред Джилларс. Программы включали популярные мелодии, пропаганду, новости, включающие информацию, полученную от пленных солдат союзников, призывы к сдаче в плен. Программы завершались «сладким поцелуем от Сэлли».

8 июня 1945 года она была арестована американцами в Милане с младенцем на руках (ребенок родился в декабре 1944 года). Американские власти отказались от судебного преследования Риты Зукка, поскольку она уже не являлась гражданкой США. 29 марта 1946 года итальянский военный суд приговорил ее к 4.5 годам тюрьмы за коллаборационизм, но уже через 9 месяцев она вышла на свободу. Ей было запрещено возвращаться в США. О позднем этапе жизни Риты Зукка ничего не известно...

Обе американки – Милдред Джилларс и Рита Зукка – оставили свой след в истории ВМВ. Американские солдаты действительно с интересом слушали их передачи! Чувствительными, не лишенными сексуальности голосами американки говорили о вещах, понятных солдату: о родине, о доме, о женах и подругах, и музыка, которая звучала в этих передачах, соответствовала задушевной и романтической интонации ведущих.

Разумеется, о подрыве боевого духа американцев речь не шла. Более того, как потом признавали американцы, эффект от этих передач был прямо противоположным - эти передачи поднимали настроение!

Например, в январе 1944 года капрал Эдвард Ван Дайн писал в газете Saturday Evening Post: "Другой такой девахи, как Сэлли, не найдешь. Она – что-то особенное. Сэлли – это душка, любимица всех союзных войск. Все, что она играет – это свинг, и классный свинг!» Хотя солдаты посмеивались над пропагандистской стороной радиопередач, приятная музыка привлекала тысячи слушателей. Попавшие в плен солдаты признавались немцам, которые их допрашивали, что они регулярно слушают радиопередачи «от Сэлли». Дошло до того, что Британский МИД поставил задачу создать нечто подобное!

Формат передач Риты Зукка был почти идентичен формату передач Джилларс. Однако, она активно использовала раздведданные, чтобы показать осведомленность немцев и запугать наступающих союзников.  Например, 8 июля 1943 года за день до высадки союзников в Сицилии, она заявила следующее: «Чудесные парни 504-го парашютного полка! Плэйбои полковника Уиллиса Митчелла [61-я авиатранспортная группа] везут вас на верную смерть. Мы знаем, когда и где вы будете высаживаться, и вы будете уничтожены.» Ценность этого заявления была невелика – Сэлли объявила по радио солдатам, что их полк понес тяжелые потери за час до того, как транспортные самолеты поднялись в воздух...

В одну из сентябрьских ночей 1944 года из уст Риты Зукка прозвучало следующее: «Привет, ребята. Как у вас дела сегодня вечером? Дрянная ночь, это точно. С вами говорит Сэлли... Вы мои бедные глупые барашки, которые идут прямо на бойню!»

Еще один персонаж этой истории - Роберт Хенри Бест (Robert Henry Best, 15.04.1896 – 16.12.1952).

Бест родился в городе Sumter, штат South Carolina в семье методистского священника. В 1922 году он окончил курс журналистики в Колумбийском Университете.  Получив Пулитцеровскую Стипендию для Путешествий (1500$ - Pulitzer Traveling Scholarship), Бест отбыл в Вену, где нашел себе работу в качестве корреспондента агентства United Press. Из-под пера Беста выходили статьи для газет New York Times, Chicago Daily News, Time и Newsweek. После присоединения Австрии к Рейху Бест остался жить в Вене. В июле 1941 года United Press отказалось от его услуг...

После объявления Германией войны Соединенным Штатам в декабре 1941 года Бест был арестован вместе с другими американскими репортерами для последующей депортации, но получил разрешение на проживание в Вене с невестой Эрной Маурер (Erna Maurer). В марте 1942 года Бест поступил на работу в германский МИД в качестве пропагандиста. Его радиопередачи отличались антисемитской и антирузвельтовской направленностью, хотя многие из его недавних австрийских друзей были евреями.

Бест высмеивал приходящие из США новости об успехах Советской Армии, как «ослиную болтовню», называл президента Рузвельта «орудием еврейства», а его Новый Курс (New Deal) – «Еврейским Курсом» (Jew Deal). Он восхвалял нацистский Новый Порядок в Европе, заявляя следующее: «Не вижу причин, по которым Европа не вправе потребовать жизнь одного еврея за каждого европейца, погибшего в этой войне, и от себя лично должен сказать, что твердо надеюсь – это произойдет... Долой юдократов, долой жидов, вперед в крестовый поход!»

Передачи Беста со временем стали настолько резкими, что 14.07.1942 нацистские руководители сняли его с радиовещания. 02.09.1942 он женился на Эрне Маурер, которой тогда был 41 год.

После окончания войны, 29.01.1946 Бест был арестован в Австрии и 29.03.1948 доставлен в Бостон, США, для судебного разбирательства. 16.04.1948 Бест был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению. Он пытался подавать апелляции, но ему дважды было отказано в повторных слушаниях. Он умер 21.12.1952 от последствий кровоизлияния в мозг, которое перенес в августе 1951 года.

Констанс Дрексел (Constance Drexel, 28.11.1894 (?) – 28.08.1956) была уроженкой Германии, натурализовавшейся в США.

Хотя сведения о происхождении Дрексел отличаются противоречивостью, наиболее вероятным является то, что она родилась в Германии в конце XIX века в Дармштадте в семье немца Теодора Дрексела и швейцарки Зельды Аудемар Дрексел и прибыла с родителями в США в возрасте одного года. Известно, что между 1905-м и 1923-м годом она покидала США и возвращалась в них 5 раз. Примечательно, что она училась в четырех разных странах и получила высшее образование в Сорбонне.

В 1915 году Дрексел (на фото ниже – Дрексел на Западном фронте) приобрела известность в США, где в газетах стали появляться публикации о том, что “Philadelphia Heiress” (Филадельфийская Наследница) по имени Констанс Дрексел добровольно направилась на Западный фронт в качестве медицинской сестры, и заметки о ее прифронтовой жизни. Появление прозвища Филадельфийская Наследница, вероятно, было связано с тем, что Дрексел выдавала себя за члена семьи филадельфийских банкиров Дрекселей, что никак не соответствовало действительности. Тем не менее, Дрексел продолжала проявлять международную активность, приняв участие в Международном Женском Конгрессе в Гааге в апреле 1915 года. Здесь она приняла предложение об отправке репортажей о конгрессе в американские газеты – так началась ее карьера журналистки.

Публикации Дрексел периода ПМВ носили элементы пацифизма и феминизма, но иногда в них проскальзывали прогерманские настроения. Она позволяла себе и прогерманские комментарии в личных беседах, что стало известно ФБР. По этой причине, а также из-за того, что Германия была страной ее рождения, после вступления США в войну Дрексел было запрещена поездка в Европу...

Вскоре после окончания ПМВ Дрексел прибыла в Европу, где она была репортером на Парижской мирной конференции, а затем на Международной Конференции Женщин. По возвращении в США она писала статьи о движении суфражисток, а когда женщины завоевали право участвовать в выборах, она стала одной из немногих женщин-политических корреспондентов, освещавших работу американского сената. Ее наивысшие журналистские успехи приходятся на 1920-е годы, когда многие ведущие газеты стали публиковать ее статьи о положении женщин в разных странах и интервью с мировыми лидерами.

К началу 1930-х ее авторитет среди представителей прессы и определенных \политических кругов в вопросах контроля над вооружениями и сохранению мира был уже весьма высок. По иронии судьбы, интерес Дрексел к подобным вопросам не стал препятствием для появления у нее симпатий к Гитлеру и нацистам. Дрексел поддерживала такие начинания нацистов, как усиление роли женщин в обществе, ограничительные меры по отношению к «паразитирующей социальной элите», благотворительная деятельность по отношению к беднейшим слоям населения, законы о «социальной гигиене». Дрексел с энтузиазмом посещала «новую» Германию, и ее поездки в ряде случаев спонсировались Министерством Пропаганды Третьего Рейха...

Тем не менее, в 1938 году Дрексел получила работу в Филадельфии в общественном комитете Works Progress Administration (WPA) - Federal Writers' Project и, позднее, позицию преподавателя французского языка в образовательном начинании WPA Education Project. Примечательно, что на этом этапе ее «просветительской» деятельности, по меньшей мере, один раз открыто прозвучал журналистский запрос о том, не является ли Дрексел проповедником нацистских идей...

В 1939 году Дрексел вновь прибыла в Германию. Официальной причиной ее визита стала «необходимость ухода за умирающей в Висбадене матерью», однако, поездка финансировалась правительством Германии. В период, непосредственно предшествовавший нападению Германии на Польшу, Дрексел писала для американских газет заметки о повседневной жизни простых немцев. Эти заметки в положительном свете охарактеризовывали нацистский режим и были полны негативных отзывов о его будущих врагах. Например, за шесть недель до начала войны, она написала в заметке для газеты Oakland Tribune, что аннексия Австрии спасла население Вены от голода, хотя «препятствием для этого послужил неожиданный бойкот Соединенными Штатами промышленных товаров, экспортируемых с аннексированных территорий..., а теперь, когда потрясающая гениальность северогерманцев в деле организации и эффективного администрирования работает в полную силу для нового режима, эта и другие проблемы ... преодолены».

На протяжении нескольких месяцев после начала ВМВ она написала для New York Times еще несколько довольно характерных статей о жизни в Германии. К этому моменту ее американские коллеги по перу уже относились без особого уважения к качеству и достоверности ее работы. Одна из американских газетных корпораций в начале войны приняла ее на работу, но почти сразу же и уволила. Дрексел упорно пыталась получить работу  в берлинском отделении радиокорпорации CBS, возглавляемом Уильямом Ширером (William L. Shirer), но совершенно безуспешно.

В 1940 году она начала вести радиопередачи на контролируемых нацистами коротковолновых каналах. Ее представляли слушателям в качестве «журналиста с мировой известностью и выходца из знаменитой филадельфийской семьи Дрекселей». В своих передачах Дрексел описывала Германию как страну сказочного изобилия, которой уготована великая судьба. Она трогательно рассказывала о немецких выставках произведений искусства, концертах, продуктовом изобилии, высокой моде и доступности развлечений мирового класса. Как написал Ширер в своем  «Берлинском Дневнике» ("Berlin Diary”) 26 сентября 1940 года, «нацисты наняли ее, насколько мне удалось узнать, главным образом, потому, что она оказалась единственной женщиной во всем городе, которая согласилась продать им свой американский акцент».

Занятно, что вскоре Дрексел утратила благосклонное отношение к себе со стороны новых коллег, и нацистские бонзы стали избегать ее! Уже через много лет после войны стало известно, что она допустила серьезный промах во время приема для лидеров нацистской партии. Будучи представленной молодой красивой немке, Дрексел ляпнула следующее: «О, вы ведь подруга Адольфа Гитлера!» Как потом показала бывший чиновник Министерства Пропаганды Инге Доман (Inge Doman) во время суда над Милдред Джилларс, она предупредила последнюю: «У тебя дела пойдут лучше, если ты будешь держаться подальше от этой мадам Дрексел. Она паразитка и чокнутая».

Как уже говорилось, Дрексел оказалась среди заочно обвиненных в 1943 году американским судом граждан США, работающих в нацистском Министерстве Пропаганды. 17.09.1945 Дрексел была арестована в Вене после того, как она раскрыла свое имя репортеру газеты Stars and Stripes. Она заявила, что всегда была верноподанным гражданином США, а в своих передачах касалась только аспектов культуры. В момент ареста ей было не меньше 60 лет, а по некоторым оценкам – почти 70.

Почти год Дрексел была в заключении, и только в октябре 1946 года ей было дано официальное разрешение на возвращение в США. К этому времени с нее были сняты обвинения в измене, поскольку, как сообщило Министерство Юстиции США, юристы, которые посетили Германию в поисках доказательств ее изменнической деятельности, не смогли найти таковых. 14 апреля 1948 года с Дрексел были официально сняты обвинения в измене, так как ни одна из ее радиопередач не носила «политического характера».

28 августа 1956 года Констанс Дрексел скончалась в городе Waterbury, штат Connecticut.

Фредерик Вилхелм Калтенбах (Frederick Wilhelm Kaltenbach, 29.03.1895 - ?? 1945) также был американцем немецкого происхождения. Он родился в городке Dubuque, штат Iowa. Окончив среднюю школу Калтенбах вместе со своим братом Густавом отправился путешествовать по Германии на велосипедах. Начало ПМВ застало братьев в пути, и германские власти задержали их по подозрению в шпионаже, однако уже в декабре 1914 года выпустили на свободу.

Вернувшись домой, Калтенбах поступил в колледж Grinnell в родном штате Iowa и проучился в нем три года. В июне 1918 он записался в армию, где получил звание второго (младшего) лейтенанта береговой артиллерии. Война в Европе закончилась вскоре после присвоения ему первого офицерского звания. В апреле 1919 года Калтенбах был уволен из вооруженных сил, после чего он продолжил образование в педагогическом колледже. В 1920 году он закончил его и получил степень бакалавра.

На протяжении семи лет после окончания колледжа Калтенбах работал таксатором, затем учителем. В 1931 году он получил предложение стать преподавателем коммерческого законодательства, экономики и искусства полемики в средней школе города Dubuque. В начале 1930-х он получил степень магистра истории в университете Чикаго. В 1933 году Калтенбах ушел в длительный отпуск и отправился в Берлин, где приступил к работе над докторской диссертацией, и, находясь в Германии, глубоко проникся нацистскими идеями.

Вернувшись в США, Калтенбах вновь приступил к педагогической деятельности в родном городе Dubuque, где в 1935 году основал клуб для мальчиков по типу уже знакомого ему Гитлерюгенда. Он назвал клуб "The Militant Order of Spartan Knights" (Военный Орден Рыцарей-Спартанцев). Калтенбах требовал от мальчиков, чтобы они носили коричневые рубашки и учились стрелять. Однако, обеспокоенные подобным стилем воспитания детей родители добились того, что Калтенбах был уволен по прямому приказу школьной администрации в июне 1936 года...

Уволенный из школы Калтенбах вновь отбыл в Германию. С 1936 года он начал заниматься переводами выходящих на английском языке пресс-релизов для своих нацистских покровителей. Здесь же, на исторической родине, он женился на Доротее Петерс (Dorothea Peters), которая происходила из немецкого военного рода и в прошлом работала секретарем редактора немецкого авиационного журнала, издаваемого Герингом.

С начала ВМВ Калтенбах присупил к работе в Министерстве Пропаганды в качестве радиоведущего. Он стал любимцем Геббельса и приобрел у англоязычной радиоаудитории наиболее дурную славу. Калтенбах выступал несколько раз в неделю и использовал дружеский, доверительный стиль изложения, адресуя свои передачи «старому другу Хэрри из Айовы». Британские слушатели дали американцу кличку "Lord Hee Haw", William Joyce), носившего кличку "Lord Haw Haw".

В 1943 году Калтенбах (на фото слева) оказался среди других американцев, заочно обвиненных американским судом в измене, заключавшейся в работе на немецкую пропагандистскую машину.

После падения Третьего Рейха жена Калтенбаха сообщила оккупационным властям союзников, что 14 июня 1945 года ее муж был арестован советскими властями в Берлине - возможно, потому, что многие радиопередачи американца носили резко антисоветский характер.

Сначала советские оккупационные власти отказывались признавать факт нахождения Калтенбаха под арестом и в октябре 1945 года официально известили американцев, что считают дело закрытым. Однако, в июне 1946 года, совершенно неожиданно для американцев, пришло официальное уведомление со стороны советских властей о предстоящей выдаче Калтенбаха, но по истечении указанного срока пришло новое сообщение: Фредерик Калтенбах умер в октябре 1945 года своей смертью, находясь под арестом...

Эзра Паунд (Ezra Weston Loomis Pound) – выдающийся американский поэт и литератор (30 октября 1885 - 1 ноября 1972) родился в городе Hailey, штат Idaho. В возрасте полутора лет Паунд с семьей переехал в Филадельфию. В возрасте 15 лет он поступил в университет Пенсильвании, но, проучившись в нем два года, перешел в колледж Хэмилтон, в котором получил степень бакалавра в 1905 году. В 1906 году, вновь в Пенсильвании, он получил степень магистра романской филологии. В 1908 году он переехал в Европу, где начал свою поэтическую деятельность.

Первая Мировая Война оказала огромное влияние на многих поэтов и писателей, толкнув их в объятия радикальных идей как правого, так и левого толка. Впрочем, далеко не всегда между ними было можно провести четкую границу... Паунд не был исключением – Великая война разрушила его веру в современную западную цивилизацию. В 1920-м году он переехал из Лондона в Париж, где дружил со многими литературными знаменитостями той эпохи, но уже в 1924 году оказался в Италии...

В 1933 году Паунд (на фото слева) встретился с премьер-министром Италии Бенито Муссолини и представил ему свою последнюю поэтическую работу, заслужившую похвалу Дуче. С этого момента он стал горячим поклонником итальянского фашизма.

Паунд остался в Италии и после начала ВМВ. Иногда он выступал по радио и писал газетные статьи. Он не одобрял участие США в войне. Выступая по радио, он высказывал свои мысли по культурным и политическим вопросам. Паунд считал, что война имеет экономические причины, много говорил о ростовщичестве и о том, что вместо демократических правительств [на Западе] власть узурпировали банкиры, которые за счет ростовщических доходов скупили средства массовой информации в Великобритании и США и склонили общественное мнение к участию в войне... Стоить ли говорить о том, что его политические пассажи были наполнены антисемитскими выпадами.

Вот что писал биограф Паунда Хамфри Карпентер (Humphrey Carpenter): «Его радиопрограммы были сделаны мастерски и преподносились мастерски. Определенно, были американцы, которые в 1941 году согласились бы с каждым словом, сказанным Эзрой о правительстве Соединенных Штатов, европейском конфликте и всевластии евреев». Но, скорее всего, радиопередачи Паунда не доходили до рядового слушателя в Соединенных Штатах, поскольку итальянские коротковолновые передатчики были слабоватыми и ненадежными. Однако, радиовыступления Паунда прослушивались сотрудниками специального департамента правительства США, занимавшимся мониторингом иностранного радиовещания (Foreign Broadcast Monitoring Service), и по ним составлялись стенограммы, которые сейчас хранятся в Библиотеке Конгресса США. Не стоит удивляться тому, что Паунд оказался среди американцев, заочно обвиненных американским судом в 1943 году в государственной измене.

После высадки союзников в Италии летом 1943 года Паунд эвакуировался на север страны, где жил вплоть до окончания ВМВ и падения «социальной республики (Salò)» Муссолини.  3 мая 1945 года он был арестован итальянскими партизанами-антифашистами, но вскоре освобожден как лицо, не представляющее какого-то либо интереса для антифашистов (!). По его же собственной просьбе он был передан американским военным властям и уже 24 мая 1945 года заключен под стражу в американском лагере для интернированных в Пизе. Он провел 25 дней в открытой клетке, после чего был переселен в палатку. Здесь он приступил к работе над очередным литературным произведением (Pisan Cantos), которое отразило драматические события в его жизни и в 1949 году получило первую премию Боллингена (Bollingen Prize), присваиваемую Библиотекой Конгресса США.

Примечательным является высказывание по этому поводу известного английского писателя и эссеиста Джорджа Оруэлла, которого трудно было заподозрить в симпатиях к нацизму: "Паунд был убежденным поклонником Муссолини, начиная с 1920-х годов, и никогда этого не скрывал... Должен сказать, что он с энтузиазмом воспринимал именно итальянскую форму фашизма. Кажется, он не был большим поклонником нацистов или настроен антирусски – его настоящей мотивацией была ненависть к Британии, Америке и евреям... Я припоминаю, по меньшей мере, одно из его выступлений, в котором он одобрил избиение восточноевропейских евреев и предупредил американских евреев, что теперь настает их очередь... Ничто из этого не является основанием для того, чтобы не давать ему премию Боллингена.»

После войны Эзра Паунд был отправлен в США, где его ждало судебное разбирательство, однако, психиатры нашли его невменяемым, и вместо зала суда Паунд попал в психиатрическую лечебницу в Вашингтоне, где он проведет 12 лет до 1958 года... По сей день медицинское заключение о его невменяемости остается под вопросом, поскольку анализ его пропагандистской и литературной деятельности в период ВМВ указывает на то, что Паунд был психически здоров и вполне отдавал себе отчет в том, чем он занимался.

Находясь в лечебнице, Паунд продолжал заниматься литературным трудом, принимал посетителей и поддерживал семейные отношения со своей женой. Например, он часто встречался с исследователем из Библиотеки Конгресса США по имени Юстас Маллинз (Eustace Mullins). Он вдохновил Маллинза на написание книги о том, как американские и британские банкиры втравили США в две мировые войны. Судя по всему, политические взгляды поэта на причины мировых войн остались неизменными...

Тем не менее, теперь главную роль в жизни Паунда опять играли литература и поэзия. Некоторые из его политических взглядов претерпели изменения. Один из тех, кто много общался с Паундом – профессор Мэрилендского университета Радд Флеминг (Rudd Fleming) писал, что «когда я задал Паунду вопрос о его антисемитизме, тот признал, что эти взгляды были ошибочными.» Это подтверждается высказыванием Паунда, сделанным им в предисловии к литературному сборнику, вышедшему в 1972 году: «В высказываниях, относящихся к расовым группам, нужно быть очень осторожным. Что касается РОСТОВЩИЧЕСТВА, я попал мимо цели, приняв симптом за причину. Причиной является АЛЧНОСТЬ». Вероятно, речь шла о человеческих несчастьях и причинах войн. Заслуживает внимания и тот факт, что в 1967 году в беседе с известным американским еврейским интеллектуалом эпохи 1960-х Алленом Гинзбергом Паунд сказал следующее: «Наихудшей из моих ошибок было то, что я поддался этим тупым, деревенским антисемитским предубеждениям.»

В 1958 году Паунд был выпущен из психиатрической лечебницы под влиянием соответствующе организованной кампании литераторов и художников. Его по-прежнему считали неизлечимо больным психически, но неопасным для окружающих. Он немедленно выехал в Италию, и по прибытии в Неаполь в июле 1958 года приветствовал свою вторую родину фашистским салютом... Когда его спросили, когда он был выпущен из психиатрической лечебницы, он заявил следующее: «Я никогда в ней не был. Когда я покинул лечебницу, я все еще был в Америке, а вся Америка и есть пристанище сумасшедших.»

Он умер в Венеции в 1972 году.

Несмотря на то, что политические взгляды, которых Паунд придерживался на протяжении большей части своей жизни, не вызывали симпатий у его коллег по перу, его литературный талант и большое влияние, которое он оказал на поэзию ХХ века, признают многие. В качестве литературного критика он сыграл большую роль в создании репутаций таких крупнейших фигур англоязычной литературы, как Джеймс Джойс и Эрнест Хемингуэй.

Симпатии поэта к фашизму и нацизму, по-видимому, сформировались под влиянием социалистической демагогии и неприятия и отрицания буржуазности, которые были довольно характерны для риторики Муссолини и Гитлера в период между мировыми войнами. К сожалению, Паунд не был единственным интеллектуалом, которого очаровали фашистские идеи. И в наши дни такое случается...

Радиоведущий Эдвард Леопольд Дилэни (Edward Leopold Delany) был неудачливым актером и режиссером эпохи немого кино. Покинув Голливуд, он написал два мало кому известных романа в период Великой Депрессии. В 1930-е годы Дилэни проявил активность на крайне правом фланге политического спектра, и, в конце концов, в 1939 году был принят на работу на германское радио, вещавшее для зарубежных стран (Reichsrundfunk Overseas Service). Позднее он заявлял, что никогда не был убежденным нацистом, и вызванные этим трения между ним и руководством привели к его увольнению в 1943 году. В течение двух лет Дилэни перемещался по оккупированной Европе и в 1945 году был арестован в Праге. Следствие по его делу пришло к выводу о нецелесообразности судебного преследования такой незначительной фигуры, и в 1947 году он был выпущен на свободу. Вернувшись в США, Дилэни многие годы путешествовал по стране, читая лекции в духе ультра-консерватизма, а затем поселился в Южной Калифорнии, и в последние годы жизни работал журналистом в местной газете. Он погиб под колесами машины в результате несчастного случая в возрасте 86 лет в 1972 году.

Джейн Андерсон (Jane Anderson) – также более чем колоритный персонаж этой истории. Он родилась 6 января 1893 в Атланте, штат Georgia. Уже в 16 лет она бежала из школы-интерната, чтобы в первый раз выйти замуж. Ее первым (или одним из первых) спутником жизни был Димз Тэйлор (Deems Taylor), нью-йоркский композитор и радиоведущий. Джейн, прожив какое-то время в Нью-Йорке, переехала в Англию, где стала репортером газеты London Daily Mail.  Она не была лишена писательского таланта, поскольку ее рассказы неоднократно публиковались в журналах с 1910 по 1913 год. В Англии в годы ПМВ она приобрела известность как военный корреспондент, публикуя свои фронтовые корреспонденции в американских и британских газетах. В 1916 году во время артобстрела в прифронтовой полосе она была контужена. Примечательно, что она стала первой женщиной, совершившей в качестве пассажира полет на военном британском самолете, выходила в море на подводной лодке – в общем, эта женщина знала вкус к приключениям и была не из робкого десятка...

Эта привлекательная женщина имела успех у мужчин, и среди ее любовников были замечены такие известные писатели как Джозеф Конрад и Герберт Уэллс. В 1918 году после развода с Тэйлором Джейн вернулась в Нью-Йорк, но после 1922 года жила, в основном, в Европе. По воспоминаниям друзей и знакомых, к середине 1930-х стало заметно, что Джейн злоупотребляет алкоголем и наркотиками и потеряла свою былую привлекательность... В 1934 году в Севилье она вышла замуж за испанского графа Эдуардо Сиенфуэгоса (Eduardo Cienfuegos) – известного жиголо и игрока. Джейн перешла в католичество, и вскоре ее политические взгляды стали близки к фашистским... В период Гражданской войны в Испании стала работать военным корреспондентом в этой стране. Встав на сторону фашистов, она начала вести передачи для франкистского радиовещания.

23 сентября 1936 года в Мадриде Джейн была схвачена республиканцами, которые приговорили ее к смертной казни, однако МИД США добился ее освобождения. Те, кто видел ее вскоре после освобождения, рассказывали, что изможденная и искусанная крысами Джейн страшно постарела и находилась в состоянии, близком к помешательству. После освобождения «графиня» Джейн на короткий срок вернулась в США, где читала лекции о Гражданской войне в Испании, всячески восхваляя Франко и красочно описывая пытки, которым ее подвергли коммунисты. В том же 1938 году она вернулась в Испанию, а затем, в 1941-м, появилась в Германии, где начала работать для нацистского радиовещания. В своих передачах она восхваляла Гитлера как «великого лидера католической цивилизации», называла его «бессмертным крестоносцем, великим почитателем господа»  и разоблачала коммунистическое засилье в правительствах Рузвельта и Черчилля. В красноречивой форме она оправдывала нацистские зверства. Как-то прозвучала и такая фраза: «Итак, американцы идут воевать, чтобы спасти Сталина и международного банкира, которые представляют одно целое...» У немцев она получила кличку “The Georgia Peach” (Персик из Джорджии), а союзники иногда называли ее “Lady Haw-Haw.”

Ее участие в радиопередачах внезапно прекратилось в апреле 1942. Американские власти пришли к выводу, что Джейн просто не выдержала стресса от целенаправленных бомбардировок. Несколько раз она выходила в эфир в 1944-м.

Заочно обвиненная вместе с другими пропагандистами в 1943 году, она была объявлена в розыск после окончания войны. В 1947 году ее арестовали в Зальцбурге. 27 октября 1947 года Министерство Юстиции США сняло с нее обвинения в измене из-за отсутствия улик, однако освободили ее только в декабре 1947 года. Дальнейшая ее судьба остается неизвестной, хотя сообщалось, что в 1951 году она проживала в Испании.

Радиоведущий Дуглас Чэндлер (Douglas Chandler), уроженец Чикаго, в годы ПМВ служил в американском ВМФ и позднее работал репортером в Балтиморе. Он был женат на богатой женщине, но Великая Депрессия разрушила благосостояние его семьи. Он покинул США в 1931 году, с горечью заявив, «что чуждый Америке туман из болота еврейско-большевистской революции расползается над землей». Он поселился в Германии с женой и двумя дочерьми, и вскоре увлекся нацистскими идеями.

В США до 1941 года никто не слышал о нем. Затем берлинское радио представило его американским слушателям как Пола Ривира (Paul Revere – герой американской истории, прославившийся в начале Войны за Независимость). В годы войны Чэндлер четко следовал пропагандистской линии Геббельса, и его нередко называли America's Lord Haw-Haw (в традиционном русском звучании – американский лорд Хау-Хау). Он был арестован в 1945 и отдан под суд. Чэндлер пытался имитировать сумасшествие, но получил 5 лет тюрьмы и был оштрафован на 10 000 долларов.

Довольно любопытная судьба была у еще одного нацистского пропагандиста-американца – Херберта Джона Бургмана (Hernert John Burgman), родившегося в 1896 году в городе Hokah, штат Минесота. Он воевал в американской армии в Европе во время Первой Мировой войны, затем служил в американском государственном учреждении в Берлине. Бургман женился на немке, в 1925 году у них родился сын. В 1939 году он был старшим клерком посольства США в Берлине, и после начала войны решил остаться в Германии. Во время войны он вел пропагандистские передачи на английском языке, скрываясь под псевдонимом Joe Scanlon. В ноябре 1945 года он был арестован американскими оккупационными властями, но 24 декабря 1946 года был освобожден в связи с Рождественской амнистией. Однако в ноябре 1948 года он был вновь арестован и попал под суд. 20 декабря 1949 года судья Александер Хольтцофф (Alexander Holtzoff) приговорил его к тюремному сроку продолжительностью от 6 до 20 лет. В тюрьме Бургман и окончил свой жизненный путь.

С сентября 1944 года по апрель 1945 года работал на нацистскую пропагандистскую машину американский журналист Доналд Дэй (Donald Day – 1895-1966), в 1920-1940 годах – европейский корреспондент газеты Chicago Tribune, печатавшийся в New York Daily News и десятках других американских газет. Дэй работал в Восточной и Северной Европе, жил в Риге, где стал свидетелем ввода советских войск в Прибалтику (вскоре после этого он был выслан из СССР). Во время Советско-Финской войны он попытался вступить в финскую армию, чтобы сражаться против большевизма, но ему это не удалось...

Это был ярый антисоветчик, горячий поклонник Гитлера и его конспирологических теорий, нисколько не сомневавшийся в правоте нацистов, защищавших, с его точки зрения, христианскую Европу от «еврейского большевизма». Скорее всего, это был наиболее ярый нацист среди всех американских прислужников Гитлера. Он также был арестован после окончания войны, амнистирован вместе с Бургманом, но, несмотря на требования правительства США, не вернулся в Америку для судебного разбирательства. После войны он написал книгу с характерным названием Onward Christian Soldiers (Вперед, Солдаты-Христиане), в которой изложил свое неизменно корспирологическое видение мира.

Дэй умер в Финляндии в 1966 году (на фото слева – обложка его книги с портретом автора). Любопытно, что его сестра Дороти Дэй (1897-1980) была известным деятелем католического рабочего и пацифистского движения в США и выступала с резкой критикой Франко в период Гражданской войны в Испании...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В период ВМВ уроженцы США служили в армиях всех воюющих сторон. Нет ничего удивительного в том, что из десятков миллионов американцев с немецкими корнями небольшое их количество оказалось в вооруженных силах нацистской Германии, и сколь-нибудь заметного следа в истории они не оставили.

Не нанесли сколь-нибудь существенного ущерба Америке и ее граждане немецкого происхождения или пронацистски настроенные граждане. За исключением небольшого количества случаев помощи беглым военнопленным и участия в шпионаже ничего не произошло, и надежды Гитлера на какую-то существенную поддержку со стороны этих людей совершенно не оправдались.

У представителей пестрой и колоритной когорты американцев, которые пошли служить пропагандистской машине фашизма и нацизма, просматриваются общие черты. В ряде случаев это были американцы немецкого (Дрексел, Калтенбах, Коишвитц, Бургман), итальянского (Зукка) или смешанного происхождения (Мартин Джеймс Монти), в той или иной степени проникшиеся симпатиями к исторической или реальной родине. Среди них были интеллектуалы, привлеченные антибуржуазной, антикоммунистической и/или антисемитской риторикой Гитлера и Муссолини (Дрексел, Паунд, Чэндлер, Бест, Дэй). Можно также предположить, что некоторые из них ухватились за возможность оказаться или остаться в центре внимания и «танцевать посреди сцены». Это относится к стареющим женщинам, знавшим лучшие времена – Андерсон и Дрексел, и к Джилларс, которая была неудавшейся актрисой. В какой-то степени человеком такого типа был Эдвард Дилэни – неудавшийся кинодеятель.

Очевидно, что несмотря на все усилия нацистских американских пропагандистов, продуктивность их деятельности была просто ничтожной. Им не удалось ни подорвать боевой дух солдат союзных армий, ни настроить общественное мнение США против собственного правительства. Америка снисходительно отнеслась к своим гражданам, служившим нацистам, многие из которых отделались небольшими сроками заключения или просто легким испугом. Европейским коллаборационистам пришлось куда хуже...

 

В начало статьи

Вверх

 


Военно-исторические ресурсы
Military History