Военная история  

III рейх

III reich - Третий рейх

1 тд
2 тд
3 тд
4 тд
5 тд
6 тд
7 тд
8 тд
9 тд
10 тд
11 тд
12 тд
13 тд
14 тд
15 тд
16 тд
17 тд
18 тд
19 тд
20 тд
21 тд
22 тд
23 тд
24 тд
25 тд
26 тд
27 тд
116 тд "Виндхунд"
155 тд
155 рез. тд
178 тд
179 тд
179 рез. тд
232 тд
233 тд
233 рез. тд
273 рез. тд
тд "Кемпф"
Учебная тд
тд "Норвегия"
тд "Фельдхеррнхалле"
"Фельдхеррнхалле-2"
тд "Курмарк"
тд "Гольштейн"
тд "Силезия"
тд "Ютербог"
тд "Мюнхеберг"
тд "Берген"
тд "Клаузевиц"

 

14-я танковая дивизия в Сталинградской битве
с ноября 1942 г. по январь 1943 г.

Боевые действия в Сталинграде 1–8 ноября 1942 г.

         В конце октября – начале ноября 1942 г. промозглая осенняя погода сменилась на суровую зиму с морозами, при которых температура воздуха опускалась до 20 °С и даже 30 °C.  На Волге появился лед, препятствующий судоходству. Начавшиеся ледяные ветры и метели затрудняли использование авиации. Отсутствие достаточного количества зимней одежды ослабляло боевой дух немецкой пехоты.

         1 ноября 14-я танковая дивизия (14.Panzer-Division) вела бои в хлебозаводе южнее завода «Баррикады».  Генерал-майор Фердинанд Гейм (Ferdinand Heim), бывший командир 14-й танковой дивизии,  1 ноября был назначен командиром XXXXVIII (XLVIII, или 48-го) танкового корпуса и произведен в генерал-лейтенанты. С 1 ноября 1942 г. исполняющим обязанности командира 14-й танковой дивизии был назначен полковник барон Ганс фон Фалькенштейн (Hans Freiherr von Falkenstein), а с 16 по 26 ноября ею командовал генерал-майор Йоганнес Бэсслер  (Johannes Baeßler).  С 26 ноября по 31 декабря обязанности командира дивизии исполнял полковник Мартин Латман (Martin Lattmann).  1 января 1943 года М. Латман был назначен командиром 14-й танковой дивизии, и ему было присвоено звание генерал-майор.

         К началу ноября немецкие войска не смогли полностью овладеть Сталинградом. Под контролем советских войск оставалось около 10% территории города.  За четыре месяца почти беспрерывных боев немецкие части понесли большие потери.  Большинство боевых рот было истощено и имело численность 30–50 человек.  2 ноября в 18 часов начальник штаба 6-й полевой армии генерал-майор Артур Шмидт (Arthur Schmidt) сообщил, что 79-я, 94-я и 305-я пехотные дивизии больше не могли атаковать,  как целостные  соединения. 14-я и 24-я танковые дивизии были особенно измотаны и истощены.

         А. Гитлер приказал стянуть в Сталинград несколько саперных батальонов с других участков фронта для использования их, как специалистов по уличным боям.  Из саперных батальонов были сформированы штурмовые группы,  с помощью которых планировалось захватить оставшиеся позиции советской 62-й армии в Сталинграде.

         3 ноября 14-я танковая дивизия занимала участок между заводом «Баррикады» и комбинатом «Красный Октябрь» и готовилась к захвату района основной пристани 62-й армии.  В этот день командир II-го батальона 103-го панцергренадерского полка капитан Эрих Домашк (Erich Domaschk) был награждён Рыцарским крестом Железного креста (Das Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes).

         4 ноября была сформирована группа «Шверин» (Gruppe Schwerin),  состоящая из 208 и 212-го пехотных полков (IR 208, 212) 79-й пехотной дивизии (79. Infanterie-Division), боевой группы «Зейдель» (Kampfgruppe Seydel) 14-й танковой дивизии (14. Panzer-Division) и боевой группы «Шееле» (Kampfgruppe Scheele) 24-й танковой дивизии (24. PD). Группой командовал командир 79-й пехотной дивизии генерал-майор фон Шверин. 5 ноября группа «Шверин» располагалась в западной части комбината «Красный Октябрь» и севернее его на территории между заводами.  Группа имела боевую задачу захватить весь комбинат и позиции советских войск на берегу Волги.  В состав боевых групп «Зейдель» и «Шееле» была включена вся пехота и подобные пехоте войска (стрелки-мотоциклисты, саперы) из соответственно 14-й и 24-й танковых дивизий.  Все другие подразделения этих дивизий были направлены в тыловые районы для перегруппировки и перевооружения, а артиллерия была передана под командование 179-го артиллерийского полка. (Приказ по LI корпусу № 105 от 5 ноября).

         Из частей 14-й танковой дивизии была сформирована смешанная  боевая группа «Зейдель» (Kampfgruppe Seydel) под командованием майора Зейделя.  Она имела всего 13 танков.  Оба оставшихся панцергренадерских батальона получили пополнение по 700 человек. 5 ноября боевая группа «Зейдель» сражалась против советской 95-й стрелковой дивизии на проспекте Ленина.

Подготовка к операции «Хубертус»

         Операция «Хубертус» (Operation Hubertus) проводилась саперными батальонами 6-й немецкой полевой армии в первой половине ноября 1942 г. в Сталинграде с целью сломить последнее сопротивление 62-й советской армии.

         Во время боёв в Сталинграде возникла новая разновидность боевых подразделений – штурмовые саперы (Sturmpioniere),  которые придавались наступающим немецким частям. Вначале штурмовые саперы использовались только против вражеских укреплений, затем специализация их была расширена до гренадера или истребителя танков. Одним из первых штурмовых саперов,  которые захватывали советские бункеры при помощи мин и разрывных зарядов,  был лейтенант Йозеф Траусниц (Josef Trausnitz) из 85-го армейского горно-саперного батальона  (Heeres-Gebirgspionier-Bataillon 85).  Вооружение штурмовых саперов как правило состояло из пистолетов-пулеметов, огнеметов и разрывных зарядов. В боях в Сталинграде для выполнения особо опасных заданий широко использовались штрафники из инженерно-саперных подразделений.

         Все немецкие штурмовые саперы в Сталинграде подчинялись командиру LI (51-го) армейского корпуса генералу артиллерии Вальтеру фон Зейдлиц-Курцбаху  (Walther von Seydlitz-Kurzbach) и командиру инженерно-саперных войск 6-й полевой армии полковнику Герберту Зеле (Herbert Selle).  Непосредственное командование штурмовыми саперами на поле боя после обсуждений между Ф. Паулюсом, фон В. ф. Зейдлиц-Курцбахом и Г. Зеле было поручено майору Йозефу Линдену (Major Josef Linden),  командиру 672-го саперного батальона (PiBtl. 672) 38-летнему офицеру из Эссена, профессионалу, «эксперту в своей области», как его охарактеризовал Герберт Зеле.

         Майор Йозеф Линден получил приказ полностью уничтожить советские плацдармы на берегу Волги в центре Сталинграда и в северных промышленных комплексах.  Сначала целями наступления вновь прибывающих саперных батальонов были определены завод «Баррикады»  и расположенная к востоку от Мамаева кургана железнодорожная петля, названная «теннисной ракеткой» (Eisenbahnschleife „Tennisschläger“),  с находящейся в середине петли химической фабрикой «Лазурь». Следующими основными целями боевого применения штурмовых саперов были комбинат «Красный Октябрь»  и расположенные к востоку от завода «Красные Баррикады» аптека и «Дом комиссара».  Полковник Г. Зеле оценивал продолжительность этой заключительной операции в 6–8 дней.

         Всего в операции «Хубертус» должны были принять участие 8 саперных батальонов, численность которых должна была составить приблизительно 4 800 человек. Обсуждались разные варианты продолжения боевых действий в Сталинграде.  Адольф Гитлер считал первостепенным захват химической фабрики «Лазурь».  6 ноября он изменил свой план и отдал приказ 6-й полевой армии сначала сломить сопротивление советских войск перед заводом «Красные Баррикады» и металлургическим комбинатом «Красный Октябрь». Затем очистить за ними весь берег Волги и только после продолжить наступление на химическую фабрику «Лазурь».  Для поддержки штурмовых саперов в дивизиях были сформированы боевые группы.

         Из состава 14-й танковой дивизии (14. Panzerdivision) была сформирована боевая группа «Зейдель» (Kampfgruppe Seydel). Она имела силу панцергренадерского батальона и численность (без штаба и тяжелой роты) 578 человек (11/60/507). Из подразделений 14-й танковой дивизии был также сформирован мобильный резерв в составе танковой роты и артиллерийского дивизиона.  На его вооружении было 43 легких и 13 тяжелых пулеметов, 5 минометов,  9 легких пехотных пушек,  14 противотанковых пушек  (3 – 3.7cm, 6 – 5cm, 5 – 7.5cm) и 7 средних танков (1 Pz.Kpfw IV с короткоствольной пушкой и 6 Pz.Kpfw III с длинноствольной пушкой).  Основные силы 36-го танкового полка, панцергренадерский батальон на полугусеничных бронетранспортерах и 4-й самоходный артиллерийский полк были отправлены в район излучины Дона.

         В 24-й танковой дивизии (24. Panzerdivision) была сформирована боевая группа «Шееле» (Kampfgruppe Scheele) численностью 785 человек (23/122/640). Группа «Шееле» действовала в западной части комбината «Красный Октябрь». 11 ноября из подразделений 26-го панцергренадерского полка была сформирована штурмовая рота под командованием обер-лейтенанта Байерсдорфа (Beyersdorff). 1 и 2-я роты 4-го мотоциклетно-стрелкового батальона были направлены к большому изгибу Дона. Остальные три роты батальона были усилены 3, 4 и 5-й ротами 24-го самоходного разведывательного батальона. Численность штурмовой роты составила 124 чел. (3/23/98). Они были приданы 389-й пехотной дивизии.

         Хорватский 369-й пехотный полк (kroatische Infanterie-Regiment 369)  из состава 100-й егерской дивизии сформировал боевую группу  (усиленный батальон),  в которую вошли прибывший 4 ноября пехотный батальон и подразделения полка, уже сражавшиеся в районе комбината «Красный Октябрь»:  пехотная рота (98 человек, 8 легких пулеметов), тяжелая пулеметная рота (73 человека, 11 тяжелых пулеметов) и противотанковая рота (20 человек, 6 пушек). 6 ноября они были приданы 212-му полку 79-й пехотной дивизии, а 11 ноября – 305-й пехотной дивизии.

         В 79-й пехотной дивизии (79. Infanteriedivision)  были сформированы три боевые группы.  Одну группу составил 179-й саперный батальон (Pionier-Bataillon 179)  капитана Вельца (Hauptmann Weltz), усиленный тремя 13-ми ротами легких пехотных орудий 208-го, 212-го и 226-го пехотных полков (13./208., 13./212., 13./226. Infanterie-Regiment),  двумя группами велосипедистов из 179-го велосипедного батальона (Radfahrabteilung 179), двумя взводами тяжелых пехотных пушек sIG 33, взводом 20-мм зенитных орудий 2cm Flak38 и тяжелым минометным отделением. 5 ноября в 212-м полку, а 6 ноября в 226-м полку были сформированы соответственно 212-я штурмовая рота  (Sturmkompanie 212; численность: 3/28/146; вооружение: 9 легких пулеметов, 2 тяжелых пулемета, 4 миномета, 2 ПТ пушки 3.7cm Pak36) и 226-я штурмовая рота (Sturmkompanie 226).

         В 305-й пехотной дивизии (305. Infanteriedivision) было создано три боевые группы. Сильно истощенный 578-й пехотный полк сформировал 578-ю боевую группу (Kampfgruppe 578),  где были собраны все оставшиеся в живых в полку (например, его II батальон имел всего 41 человек).  Командиром группы был назначен капитан Реттенмайер (Rettenmaier). Позже эта группа была усилена 50-м моторизованным саперным батальоном.  576 и 577-й пехотные полки также сформировали подобные боевые группы, которые были усилены личным составом их частей обеспечения дивизии.

         94-я пехотная дивизия (94. Infanteriedivision) сформировала боевую группу под командованием капитана Бренделя (H. Brendel) из подразделений 274-го пехотного полка (Infanterie-Regiment 274) и 194-го велосипедного батальона (Radfahrabteilung 194). Группа была придана 389-й пехотной дивизии.

         7 ноября боевая группа «Зейдель» 14-й танковой дивизии после массированного артиллерийского налета пыталась прорвать оборону советской 95-й стрелковой дивизии в районе оврага Глубокая балка между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь».  Бой продолжался целый день, однако пробиться к Волге немецким войскам не удалось.

         Немецкая разведка в начале ноября сообщала о сосредоточении советских войск на флангах 6-й немецкой армии.

         Верховное главнокомандование вермахта (Oberkommando der Wehrmacht, OKW), доклад об обстановке  7 ноября:  «Генеральный штаб сухопутных войск сообщает,  что по донесениям агентов 4 ноября в Москве прошел военный совет со всеми командующими, на котором было решено провести еще в этом году большое наступление либо на фронте Дона, либо в центре».

         Главное командование сухопутных войск (Oberkommando des Heeres), донесение об обстановке 7 ноября:  «Группа армий «Б»:  К югу от Сталинграда была отбита русская атака на 20-ю румынскую дивизию  в канале Дона.  Сосредоточение противника к югу от Сталинграда...  На правом крыле  итальянской  8-й армии  наблюдается  большое сосредоточение танков противника».

         Для нового наступления была произведена перегруппировка сил LI-го армейского корпуса. Боевой порядок (Gefechtsordnung) LI-го армейского корпуса 7 ноября 1942 г.:

         Группа «Шверин» (Gruppe Schwerin): 208-й и 212-й пехотные полки 79-й пехотной дивизии (208. IR und 212. IR der 79. Infanterie-Division), два саперных батальона, танковый отряд, полбатальона штурмовых орудий (Sturmgeschütz-Bataillon), тяжелый и два легких минометных батальона (Werfer-Bataillone). Войска группы располагалась в западной части комбината «Красный Октябрь». Боевая задача: захват мартеновского цеха, а затем всего металлургического комбината.

         305-я пехотная дивизия  (305. Infanterie-Division):  576-й, 577-й и 578-й пехотные полки (576., 577., 578. IR), три саперных батальона (Pionierbataillone), батальон штурмовых орудий,  танковая рота из 24-й танковой дивизии и штурмовая рота  (Sturmkompanie) из 44-й пехотной дивизии.  Части дивизии занимали восточную часть завода «Баррикады». Боевая задача: захват берега Волги восточнее завода «Баррикады» и севернее пристани 62-й армии.

         389-я пехотная дивизия (389. Infanterie-Division): 546-й и 544-й пехотные полки (546. und 544. IR), три саперных батальона, полбатальона штурмовых орудий (ein halbes Sturmgeschütz-Bataillon) и атакующее формирование (Angriffsformation) 24-й танковой дивизии (24. PD).  Части дивизии располагались в северном секторе завода «Баррикады», в восточной части кирпичного завода и южнее его. Боевая задача: выйти на берег Волги северо-восточнее завода «Красные Баррикады».

         8 ноября, в воскресенье, в 4:00 был издан приказ по LI-му корпусу № 110. Войска корпуса должны были захватить берег Волги за заводом «Баррикады», включая бензобаки, а также южный сектор кирпичного завода.  305-я пехотная дивизия, которой с 1 ноября командовал полковник Бернхард Штейнмец  (Bernhard Steinmetz),  и южное крыло 389-й пехотной дивизии должны были на рассвете 8 ноября провести быструю атаку четырьмя усиленными пехотными полками в направлении берега Волги. Боевые порядок штурмовых групп развертывался в несколько эшелонов с выделением сильных резервов, чтобы иметь достаточное количество сил, чтобы преодолеть сопротивление советских войск в оврагах и очистить от противника подвалы захваченных зданий. Подразделения штурмовых саперов должны были действовать вместе с пехотой,  используя их тяжелое оружие в ближнем бою.  Группа «Шверин»  (79-я пехотная дивизия и части 14-й и 24-й танковых дивизий), 71, 295-я пехотные и 100-я егерская дивизии должны были проводить широкую разведку боем, чтобы вводить в заблуждение противника о месте нанесения главного удара. Группа «Шверин» дополнительно получила приказ поддержать наступление правого крыла 305-й дивизии фланкирующими атаками пехоты и артиллерийскими обстрелами. Массированное применение танков в заводских развалинах и около-заводских оврагах не было возможно.

         Верховный главнокомандующий вермахта Адольф Гитлер в своей ежегодной речи в мюнхенской пивной  «Бюргербраукеллер» (Burgerbraukeller) 8 ноября 1942 года говорил о взятии Сталинграда, как уже о свершившемся  факте, а также высказался о решении использовать  штурмовых саперов, чтобы полностью захватить город. Гитлер заявил:
         «Я хотел выйти  к Волге  в определенном месте...  Случайно  этот  город  носит имя Сталина.  Но не думайте, что я стремился туда по этой причине…  Я шёл туда потому, что это весьма  важный пункт.  Через него  осуществлялись  перевозки  тридцати  миллионов тонн грузов, из которых почти девять миллионов тонн нефти. Туда стекалась вся пшеница с Украины и Кубани для отправки на север. Туда доставлялась марганцевая руда… Именно его я хотел взять, и — вы знаете, нам много не надо, — мы его взяли!  Там осталось не занято всего несколько совсем мелких местечек.  Некоторые спрашивают: "А почему же вы не берете их побыстрее?" Да потому, что я не хочу там второго Вердена. Я добьюсь этого с помощью небольших ударных групп. При этом время  не играет для меня никакой роли. Больше ни один корабль не поднимется по Волге и это главное».

         К 9 ноября 1942 года 90 % территории Сталинграда было захвачено войсками 6-й немецкой армии.  Использование штурмовых саперов в уличных боях в Сталинграде было последней попыткой немецких войск захватить оставшиеся плацдармы 62-й советской армии на западном берегу Волги еще до начала зимних морозов, невзирая на людские и материальные потери.

Немецкое наступление на оставшиеся советские позиции в заводских комплексах 9–18 ноября 1942 г.
Операция «Хубертус»

         Операция «Хубертус» (Hubertus) проводилась саперными частями, пехотными и танковыми соединениями 6-й немецкой армии в Сталинграде с 9 по 18 ноября 1942 года. Планировалось изменить стратегическое использование сил 6-й полевой армии: никаких наступлений крупными соединениями, а целенаправленные атаки специальными частями и подразделениями для решения ограниченных военных задач.

         Исполнение этого замысла было ускорено командующим 4-м воздушным флотом генерал-полковником Вольфрамом фон Рихтгофеном (Wolfram von Richthofen),  который по сравнению с Паулюсом имел успех у Гитлера,  добиваясь применения штурмовых саперов (Sturmpioniere) для боев в зданиях и выполнения других специальных задач.

Командующий 6-й армии генерал танковых войск Фридрих Паулюс и
командир LI-го армейского корпуса генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах,
Сталинград, начало ноября 1942 г.

Генералы Паулюс и фон Зейдлиц-Курцбах
Bundesarchiv Bild 146-1971-070-73. Foto: Jesse.

         14-я танковая дивизия во время операции «Хубертус» находилась между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь» и в целом играла только лишь подчиненную роль. Ее основная задача заключалась в поддержке 305-й пехотной дивизии.

         9 ноября температура воздуха упала до –18 °C.  Ледяные ветры усиливали мороз. Последние советские оборонительные позиции в северной части Сталинграда находились на территории завода «Баррикады», на металлургическом комбинате «Красный Октябрь» и в районе железнодорожной петли «Теннисная ракетка».  Первыми задачами немецкого наступления были указаны аптека  (также называлась «Белым домом»),  два ряда домов между заводом «Красные Баррикады» и Волгой, дом № 78, «Дом комиссара»  (массивное, дополнительно укрепленное здание в форме буквы «U») и мартеновский цех на комбинате «Красный Октябрь».

         Операция «Хубертус» – последнее немецкое наступление на оставшиеся советские плацдармы на западном берегу Волги в Сталинграде – началась рано утром 9 ноября огнем немецкой артиллерии по советским позициям.  Одновременно ударные группы штурмовых саперов начали атаку в своих секторах наступления. Пехота немецких дивизий двигалась во втором эшелоне, однако, не имела достаточной боевой силы, чтобы полностью закрыть промежутки между отдельными участками.

         Уже в первый день операции «Хубертус» было зарегистрировано 20 % потерь среди личного состава атакующих немецких частей. На территории завода «Красные Баррикады» положение наступающих было критическим,  так как в развалинах и воронках от бомб занимали выгодные позиции советские снайперы, которые прерывали целенаправленным уничтожением немецких офицеров цепочку, по которой приказы командования поступали в войска.

         Оборона советской 62-й армии опиралась на разветвленную сеть траншей и туннелей, которые давали возможность осуществлять неожиданные контратаки и огневые налеты в самых разных местах в немецком тылу или на флангах и затем незаметно исчезать.  Советские штурмовые отряды проникали через канализацию от берега Волги в тыл немецких позиций,  где они неожиданно начинали перестрелки, сея хаос и вызывая замешательство среди атакующих немецких групп.  Там, где были обнаружены крышки канализации, немцы запирали их железными балками из заводских обломков или заливали под землю бензин и поджигали его.  Саперы передвигались намного медленнее, чем было запланировано,  так как их громоздкие и тяжелые боевые средства и оружие приходилось применять на крайне захламленной и плохо проходимой территории развалин. Постоянные контратаки советских войск значительно увеличивали расход боеприпасов немецких боевых групп, поэтому зачастую уже захваченные здания приходилось отдавать противнику.

         Боевые задачи на день, поставленные 9 ноября немецким боевым группам, не были выполнены, так как пехотные части после кровопролитных боев в сентябре и октябре не имели достаточных сил,  чтобы удержать захваченную штурмовыми саперами территорию. В итоге, только 294 саперный батальон (PiBtl.294) достиг своего запланированного рубежа перед бензобаками. Это были остатки сгоревших емкостей для топлива.

         10 ноября немецкие войска вновь перешли в наступление в районе промышленных комплексов «Красные Баррикады» и «Красный Октябрь». В течение дня была занята почти вся территория завода «Баррикады». 578-й полк 305-й пехотной дивизии, усиленный 50 и 305-м саперными батальонами,  атаковал советские позиции перед аптекой за заводом и «Домом комиссара». 305-й саперный батальон вел наступление на аптеку. 50-й саперный батальон атаковал «Дом комиссара»,  при этом командир батальона капитан Гаст (Gast) отказался от поддержки пехоты.

         Немецкие подразделения для обозначения своих действий командованию, соседним подразделениям и пикирующим бомбардировщикам применяли разные световые сигналы (Leuchtzeichen):
         белый (weiß) – «мы здесь» (hier sind wir, в течение 5 минут);
         красный (rot) – контратака (Gegenangriff);
         зеленый (grün) – запрос подкрепления (Verstärkung erbeten).

         Советские войска частично имитировали немецкие сигнальные огни, чтобы направлять артиллерийские обстрелы на немецкие позиции.

         11 ноября 79, 295, 305 и 389-я пехотные, 100-я егерская, 14-я танковая дивизии и подразделения 24-й танковой дивизии вместе с восемью саперными батальонами после авиационной и артиллерийской подготовки под прикрытием сильного артиллерийского огня продолжили атаки в сторону Волги на фронте шириной 5 км от Волховстроевской улицы на севере до Банного оврага на юге. Главный удар в 6:50 нанесли штурмовые сапёры и пять полков 305-й и 389-й пехотных дивизий восточнее завода «Баррикады». Их боевой порядок (Gefechtsordnung) был таким:

         544-й пехотный полк (544. IR) и 389-й саперный батальон (389. PiBtl.) 389-й дивизии (389. Infanterie-Division)  должны были наступать севернее завода «Баррикады» к берегу Волги против 118-го гвардейского стрелкового полка 138-й стрелковой дивизии.

         546-й пехотный полк (546. IR) 389-й пехотной дивизии (389. Infanterie-Division), 45-й и 162-й саперные батальоны (45., 162. PiBtl.) и 24-й штурмовой отряд (24. Sturmabteilung) 24-й танковой дивизии должны были вести наступление из северо-восточного сектора завода «Баррикады» от цеха № 6-а на северную часть Прибалтийской улицы и проспект Ленина против 768-го стрелкового полка 138-й стрелковой дивизии.

         577-й пехотный полк (577. IR) и 3-я рота 305-го саперного батальона (3./305. PiBtl.) 305-й пехотной дивизии (305. Infanterie-Division), 336-й саперный батальон (336. PiBtl.) и 44-я штурмовая рота (44. Sturmkompanie)  должны были атаковать от 4-го цеха завода «Баррикады» и захватить здания на Прибалтийской улице и проспекте Ленина, в том числе дом № 78, которые обороняли 650-й и 344-й стрелковые полки.

         578-й пехотный полк (578. IR) и 1-я рота 305-го саперного батальона (1./305. PiBtl.) 305-й пехотной дивизии (305. Infanterie-Division),  50-й саперный батальон (50. PiBtl.)  и 245-й батальон штурмовых орудий (245.Sturmgeschütz-Bataillon) должны были наступать от 3-го цеха завода «Баррикады» на аптеку на углу Арбатовской и Аптечной улиц, которую оборонял 241-й стрелковый полк, и на «Дом комиссара» севернее конца Арбатовской улицы, напротив Таймырской улицы, который обороняло левое крыло 650-го стрелкового полка 138-й стрелковой дивизии.

         576-й пехотный полк (576. IR) и 2-я рота 305-го саперного батальона (2./305.PiBtl.) 305-й пехотной дивизии (305. Infanterie-Division) и 294-й саперный батальон (294. PiBtl.) вели наступление от цехов № 6Д и № 6Е в южной части завода «Баррикады» и Мезенской улицы между заводом и Глубокой балкой против 241-го полка 95-й стрелковой дивизии, пытаясь пробиться к бензобакам (нефтяным цистернам).

         Территория восточной части машиностроительного завода «Красные Баррикады» была сплошь завалена рухнувшими стенами цехов, многочисленными тавровыми балками и заготовками для орудийных стволов, которые превращали ее в местность, непроходимую для танков. Поэтому здесь штурмовые орудия StuGIII 245-го батальона штурмовых орудий вводились в бой только эпизодически.  Первыми наступали штурмовые группы саперных батальонов.  Истощенные пехотные полки 305-й дивизии продвигались за штурмовыми саперами, зачищая развалины зданий от оставшихся в их тылу красноармейцев.

         1-я рота 305-го саперного батальона и батальоны 578-го пехотного полка вплотную приблизились к аптеке.  50-й саперный батальон пытался проникнуть в «Дом комиссара», в котором находился штаб 138-й стрелковой дивизии полковника И. И. Людникова. Очень интенсивные ближние бои, рукопашные и перестрелки продолжались только 5 часов, при этом зачастую исход боя решало использование огнемета (der Flammenwerfer).

         14-я танковая дивизия и левое крыло 79-й пехотной дивизии проводили локальную атаку в секторе 64-го мотоциклетного батальона южнее хлебозавода № 2 против 161-го полка и левого крыла 241-го полка 95-й стрелковой дивизии с целью выхода к Волге. После короткого обстрела из дивизионной артиллерии в 3 ч. 45 м. немцы пошли вперед и одной группой достигли берега реки. Эта группа была быстро контратакована и отрезана. Вторая группа, собранная из добровольцев, была направлена, чтобы освободить из осады своих товарищей.  Она смогла прорваться к окруженным, но затем была также отрезана. Обе группы были уничтожены.  Только один раненный солдат выбрался из окружения и сообщил об их судьбе. 241-й стрелковый полк 95-й дивизии 11 ноября потерял убитыми и ранеными около 400 человек.

         Командующий 62-й армии генерал-лейтенант В. И. Чуйков говорил, что немецкие войска в Сталинграде копировали очень успешную советскую тактику ударной группы. При этом он замечал, что в противоположность немецким командирам дивизий советские командиры в большинстве случаев находились в непосредственной близости от боевых действий и поэтому могли принимать своевременные решения, что оказывалось большим преимуществом в бою.

         К исходу дня 11 ноября немецкие войска захватили южную часть завода «Красные Баррикады» и вышли к Волге на участке шириной более 500 м. В этот день были обрушены дымовые трубы завода «Баррикады» и вбит клин между советскими 138 и 95-й дивизиями. 138-я стрелковая дивизия оказалась отрезанной.  Войска 62-й армии теперь оборонялись на 3-х плацдармах на берегу Волги: севернее Сталинграда в районе Рынка и Спартановки, восточнее завода «Баррикады» и в центре города.  Незначительный захват территории за день принес немецким войскам потери в количестве 445 солдат и офицеров.

         Советская 138-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова понесла большие потери. Ее численный состав сократился с 10 тыс. до 800 человек. Остатки дивизии были зажаты между заводом «Красные Баррикады»  и Волгой в 300 метрах севернее бензобаков в районе нижнего поселка завода «Баррикады» на небольшой территории размером 700 м по фронту и 400 м в глубину, которая затем уменьшилась до размеров 350 на 200 м.  Этот плацдарм вошел в историю как «Остров Людникова» и простреливался прямой наводкой немецкой артиллерии. Здесь в окружении находились оставшиеся в живых и раненые из 768, 344 и 650-го стрелковых полков на протяжении 40 дней. Они с трудом снабжались по воздуху. Рационы питания окруженных войск были существенно сокращены, а бои велись зачастую захваченным трофейным оружием и боеприпасами. Позже И. И. Людников писал: «Летчики, мастера ночных рейсов на тихоходных По-2, тоже пытались помочь защитникам «Баррикад». Они сбрасывали над «островом» мешки с патронами, сухарями. Но уж до того была мала наша земля,  что мешки падали за линией фронта в расположение неприятеля или в Волгу.  А из тех мешков, что достались нам, мы извлекли патроны с изъянами: они деформировались при ударе о землю».

Операция «Хубертус»: немецкие атаки 11–12 ноября 1942 г.
Операция «Хубертус»: немецкие атаки 11–12 ноября
Freiburger Militärarchiv. - Graf zu Pappenheim

         С утра 12 ноября немецкие войска проводили перегруппировку сил. В 12 часов они возобновили атаки по направлению к Волге. Части 14-й танковой и 79-й пехотной дивизий вместе с саперным батальоном Шпренгера (объединенные 41 и 45-й саперные батальоны) продолжили атаку,  которую они начали накануне,  и смогли достичь берега Волги.  Они постоянно поддерживались зенитно-артиллерийским заградительным огнем. В результате многочасового боя советский 241-й полк 95-й стрелковой дивизии был полностью разбит, а немногие оставшиеся в живых пробивались к соседним частям. В этот день 95-я дивизия полковника В. А. Горишного получила пополнение матросами Тихоокеанского флота, которые недавно прибыли с Дальнего Востока.  Моряки не только отбили все атаки, но и сами переходили в контратаки. Поэтому бензобаки возле Тувинской улицы неоднократно переходили из рук в руки.

         Ожесточенные бои продолжались за заводом «Красные Баррикады». 578-й пехотный полк снова был усилен для повторения атаки на «Дом комиссара». Не менее тяжелые бои шли в цехах комбината «Красный Октябрь» и на Мамаевом кургане.

         Положение со снабжением советских войск через Волгу усугубилось начавшимся на реке из-за больших морозов ледоставом и сильными ветрами.  12 ноября прекратилась переправка пополнения,  и значительно нарушилось снабжение войск в районе паромной переправы «62».

         13 ноября в журнале боевых действий Сталинградского фронта было записано: «Войска 62 армии ведут напряженные бои в очень тяжелых условиях управления и общения с левым берегом р. Волга. С появлением «сала» на Волге снабжение продовольствием, боеприпасами, перевозки пополнения проходят исключительно напряженно, а с учетом воздействия огня противника и его авиации положение с переправами становится близко к катастрофическому. Переправочные средства несут потери до 30–40%, а бронекатера около 60%».

         Интенсивные контратаки советских войск 12 и 13 ноября привели к очень большим потерям у немецких боевых групп. Однако те продолжали атаки против советских позиций, расположенных в укрепленных домах между заводом «Баррикады» и Волгой.  II батальон 578-го пехотного полка (II.Btl./IR 578) под командованием майора Эберхарда Реттенмайера (Eberhard Rettenmaier) атаковал от аптеки и дома 79 на «Дом комиссара».  Тяжелый бой произошел также в руинах здания в форме «П».  В 12ч. 15 м. 294-й саперный батальон вышел к Волге в районе бензобаков.

         Оставшиеся 8 танков группы «Зейдель» 14-й танковой дивизии прикрывали правый фланг 305-й дивизии,  которая вместе со штурмовыми саперами вела наступление на окруженную 138-ю стрелковую дивизию («остров Людникова»). Вечером немецкие войска захватили дома 66, 77, 81 и здание в форме «П».

Операция «Хубертус»: второе наступление в районе завода «Баррикады»
13–15 ноября 1942 г.

Операция «Хубертус»: 2-е наступление в районе завода «Баррикады»
Freiburger Militärarchiv. - Graf zu Pappenheim

         14 ноября после напряженных и продолжительных боев подразделения штурмовых саперов и 578-го полка 305-й пехотной дивизии смогли, занять «Дом комиссара», однако, дальнейшее продвижение к Волге было остановлено яростным сопротивлением советских войск на их многочисленных оборонительных позициях.

         В оперативной сводке Главного командования сухопутных войск (Oberkommando des Heeres) за 14 ноября 1942 года сообщалось:  «Группа армий «Б»: в Сталинграде ударные группы взяли восточнее «Красных Баррикад» два квартала и «Дом комиссара».  Атака противника из 150 человек была отбита».

         14 и 15 ноября продолжались ожесточенные бои в районе бензобаков,  где части советской 95-й стрелковой дивизии пытались пробиться к 138-й стрелковой дивизии под командованием полковника И.И. Людникова, которая была отрезана от основных сил 62-й армии и прижата к Волге («остров Людникова»).

         16 ноября дивизии 6-й армии начали последний штурм оставшихся в Сталинграде советских позиций.  Немецкие войска атаковали через сугробы и груды развалин,  по изрытым воронками улицам.  Ценой больших потерь немецкие штурмовые группы смогли продвинуться на 100 м. Однако ночью советские войска (отбили назад) вернули себе эту узкую полосу завоёванной днём территории.

         Части 305-й пехотной дивизии и саперные батальоны продолжали постоянные атаки на позиции 138-й стрелковой дивизии для уменьшения территории «острова Людникова». Несмотря на катастрофический недостаток боеприпасов, продовольствия и медикаментов, остатки 138-й стрелковой дивизии продолжали отбивать атаки численно превосходящих немецких частей.  В ночь с 16-го на 17-е из общего количества сброшенных советскими самолетами грузов 138-я дивизия получила только 4 тюка с продовольствием,  2 тюка с 45-мм снарядами и 2 тюка с 82-мм минами.  Штаб дивизии запросил о срочной доставке медикаментов, патронов к ППШ и ручных гранат.

         16 ноября 14-я танковая дивизия получила приказ готовиться к скорому отходу из ее операционного района в Сталинграде на запад для отражения возможных советских контрударов на других участках Сталинградского фронта. Немецкое командование решило создать резерв для ведения мобильной обороны. В это время группа Зейделя продолжала отражать постоянные контратаки частей 95-й стрелковой дивизии в балке юго-восточнее хлебозавода.

         С 16 по 26 ноября 14-й танковой дивизией командовал генерал-майор Йоганнес Бэсслер (Johannes Baeßler),  выздоровевший после тяжелого ранения в июле, когда он командовал 9-й танковой дивизией, участвовавшей в операции «Блау».

Командир 14-й танковой дивизии генерал-майор Йоханнес Бэсслер
Johannes Baeßler

Командир 14-й танковой дивизии генерал-майор Бэсслер

         17 ноября продолжались отдельные бои на фронте 305-й пехотной дивизии. 578-й полк захватил два здания из «70-го» ряда недалеко от берегового обрыва Волги.

         Несмотря на то, что операция «Хубертус» уже потерпела неудачу, Гитлер требовал продолжения атак. В приказе фюрера от 17 ноября 1942 г. говорилось:
         «Трудности сражения под Сталинградом и снижение боевой мощи мне известны. Но сейчас трудности для русских при ледоходе на Волге еще большие. Если мы сейчас используем этот отрезок времени, то мы впоследствии сохраним больше своей крови.
         Поэтому я жду, что командование еще раз со всей присущей ему энергией и войска еще раз с неоднократно показанной ими удалью сделают все, чтобы прорваться, по крайней мере, за орудийным заводом и у металлургического комбината к Волге и захватить эти районы города.
         ВВС и артиллерия должны сделать все, что в их силах, чтобы подготовить и поддержать это наступление
».

         18 ноября 578-й полк 305-й пехотной дивизии захватил дом № 83.

         Ожесточенные бои шли и на территории комбината «Красный Октябрь». Здесь очень результативно действовали советские снайперы. Среди них особенно отличался Василий Григорьевич Зайцев – тихоокеанский моряк, старшина 1-й статьи,  который после своего 5-го рапорта был направлен на фронт в 1047-й полк 284-йстрелковой дивизии. Снайпер В. Зайцев обычно вел огонь с заводских крыш или в нейтральной полосе между комбинатом «Красный Октябрь» и химической фабрикой «Лазурь». Только в период с 10 ноября по 17 декабря 1942 г. Зайцев уничтожил 225 немецких солдат и офицеров, из них 11 снайперов, в том числе немецкого «сверхснайпера» штандартенфюрера СС Гейнца Торвальда  (Heinz Thorwald),  который был начальником школы снайперов в Цоссене,  а затем направлен в Сталинград со специальным заданием борьбы с русскими снайперами и в первую очередь с Зайцевым.  Зайцев также вел обучение 28 новых снайперов в созданной им «академии снайперов» в руинах здания химической фабрики, которые впоследствии уничтожили три тысячи немецких солдат и офицеров. Всего снайперы 62-й армии уничтожили около 6 тыс. человек.

         В конце концов, операция «Хубертус» потерпела неудачу, но ослабив при этом немецкие части в северной части Сталинграда. Но даже достижение в этой операции всех поставленных целей не могло ничего существенно изменить на этом театре военных действий. Во время проведения операции «Хубертус» советские войска вели подготовку к грандиозной контрнаступательной операции «Уран», в результате которой была окружена 6-я немецкая армии. Начало советской контрнаступательной операции «Уран» 19 ноября 1942 г. немедленно привело к окончанию операции «Хубертус».

         До самого начала советского контрнаступления панцергренадеры 14-й танковой дивизии продолжали бои на своем участке между хлебозаводом № 2 и берегом Волги.

Советское контрнаступление под Сталинградом
(операция «Уран»)

         19 ноября температура воздуха опустилась до –25 градусов. Дул морозный ветер, и шел небольшой снег. Советские войска нанесли удар удар по левому крылу группы армий «Б», где держала оборону плохо снаряженная и мало боеспособная 3-я румынская армия. Прорывы советских войск юго-западнее Серафимовича и в районе Клетской привели к хаотическому отходу румынских частей.

         Командование группы армий «Б» для устранения угрозы охвата своей группировки в Сталинграде, решило срочно перегруппировать часть сил 6-й армии.  Вечером 19 ноября генерал-полковник фон Вейхс отдал приказ прекратить все наступательные действия в Сталинграде, принять срочные меры для прикрытия левого фланга 6-й армии и обеспечить безопасность ее снабжения по железной дороге.  Командир LI-го армейского корпуса получил приказ об ускоренном отводе из Сталинграда частей 14-й, 16-й и 24-й танковых дивизий и передислокации их в западном направлении. Они должны были быть подчинены штабу 14-го танкового корпуса и сосредоточены за левым флангом 6-й армии для скорого противодействия возможным прорывам советских войск контрударами в северо-западном или западном направлении.

         19 ноября 36-й танковый полк и самоходные подразделения 14-й танковой дивизии находились в большом изгибе Дона юго-восточнее Клетской позади румынских войск как мобильный резерв.  Они были переброшены в район южнее Клетской против наступающих соединений советского 4-го танкового корпуса.

Контрнаступление советских войск в районе Сталинграда с 19 ноября 1942 г.
14-я танковая дивизия направлена на отражение советского удара в районе Клетской

Контрнаступление советских войск под Сталинградом

20 ноября южнее Сталинграда перешел в наступление Сталинградский фронт.

В ночь на 20 ноября штаб 6-й армии разработал план мероприятий по направлению необходимых соединений и частей форсированным маршем к Дону в район Голубинского и созданию подвижной группировки для нанесения флангового контрудара по советским соединениям,  наступающим в юго-восточном направлении.  Для этого предполагалось создать плацдарм на западном берегу излучины Дона за важным мостом у поселка Калач. Штаб 6-й армии должен был переводиться 21 ноября из Голубинского в Нижнее-Чирскую.

Согласно плановой таблице марша (Marschübersicht)  утром 20 ноября начинать движение должен был 24-й танковый полк (около 50 танков), противотанковая и саперная роты 24-й танковой дивизии, 86-й батальон связи. В полдень того же дня на марш должны были выйти противотанковая и саперная роты 14-й танковой дивизии,  одна рота 295-го противотанкового дивизиона, затем 389-й противотанковый дивизион, 89-й артполк 24-й танковой дивизии и 244-й батальон штурмовых орудий (2 батареи, 14 штурмовых орудий и 6 тяжёлых пехотных орудий s.I.G.). На следующий день, 21 ноября движение должны были начать панцергренадерские полки и остальные части 14-й и 24-й танковых дивизий и ещё одна рота 295-го противотанкового дивизиона. В дальнейшем должны были быть выведены 733-й дивизион мортир (Mörser Abt. 733), дивизион тяжёлых полевых гаубиц (s.F.H. Abt.), 53-й минометный полк с двумя лёгкими дивизионами (Werfer Rgt. 53).

         Планомерный вывод немецких подвижных частей из Сталинграда не был осуществлён полностью по причине нехватки топлива. В 17:40 21 ноября штаб LI-го армейского корпуса направил в оперативный отдел штаба 6-й армии (A.O.K. 6 / I.a) промежуточное донесение (Zwischenmeldung):
         «…Группа Зейдель 14-й танковой дивизии, подразделения 26-го панцергренадерского полка и 89-го артиллерийского полка 24-й танковой дивизии не смогли выйти на марш из-за недостатка горючего(Gr. Seidel der 14. Pz. Div., Teile Pz. Gren.Rgt. 26 und Teile Pz. Art. Rgt. 89 der 24. Pz. Div. Konnten wegen Betriebsstoffmangel nicht in Marsch gesetzt werden.)

Положение сторон 20 ноября 1942 г.
Положение сторон 20 ноября 1942
Фрагмент карты генерального штаба сухопутных войск вермахта Lage Ost 20.11.42. Gen St d H. Op. Abt/III.

         20 ноября  16 боеготовых танков 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии нанесли контрудар из района Верхне-Бузиновки по наступавшей с севера 6-й советской гвардейской кавалерийской дивизии 3-го гвардейского кавкорпуса,  усиленной 1250-м истребительно-противотанковым артиллерийским полком. За этот день 36-й полк потерял 10 танков.

         21 ноября боевая группа 14-й танковой дивизии контратаковала из района станицы Верхнее-Бузиновская в западном направлении на Манойлин наступающие советские части 4-го танкового корпуса. Потеряв почти все свои боеготовые танки, части дивизии отошли на речку Большая Голубая. Ночью советские войска прорвались через неподготовленные позиции 14-й танковой дивизии в районе высоты 222,0 и создали реальную угрозу левому флангу XI (11-го) армейского корпуса. Части немецких 44, 384 и 376-й пехотных дивизий с боевыми группами 14-й танковых дивизий были вынуждены начать отход на юго-восток, к Дону.

         Вечером 21 ноября штаб 6-й немецкой армии, к которому быстро приближались советские танки, был передислоцирован из района Голубинского в Нижне-Чирскую. Тогда поступила радиограмма Гитлера с приказом: «Командующему армией вместе со штабом направиться в Сталинград, 6-й армии занять круговую оборону и ждать дальнейших указаний».

         22 ноября в 18 часов, еще до фактического окружения, командующий 6-й армии генерал танковых войск Ф. Паулюс передал по радио донесение в штаб группы армий «Б»:          «Армия окружена…  Запасы горючего скоро кончатся, танки и тяжелое оружие в этом случае будут неподвижны. Положение с боеприпасами критическое. Продовольствия хватит на шесть дней.  Командование армии предполагает удерживать оставшееся в его распоряжении пространство от Сталинграда до Дона и уже принимает необходимые меры. Предпосылкой для их успеха является восстановление южного участка фронта и переброска достаточного количества запасов продовольствия по воздуху. Прошу предоставить свободу действий на случай, если не удастся создать круговую оборону. Обстановка может заставить тогда оставить Сталинград и северный участок фронта, чтобы обрушить удары на противника всеми силами на южном участке фронта между Доном и Волгой и соединиться здесь с 4-й танковой армией. Наступление в западном направлении не обещает успеха в связи со сложными условиями местности и наличием здесь крупных сил противника».

         Командующий группой армий «Б» генерал-полковник барон Максимилиан фон Вейхс (Maximilian Maria Joseph Karl Gabriel Lamoral Reichsfreiherr von und zu Weichs an der Glon) отправил рапорт главному командованию сухопутных войск вермахта: «Несмотря на то что это решение далось мне очень тяжело, значение которого я полностью осознаю, считаю необходимым доложить, что 6-ю армию надо передать в другие руки, а не оставлять ее Паулюсу.»

         Вечером 22 ноября Гитлер подтвердил свой первый приказ: «6-я армия останется там, где она находится сейчас. Это гарнизон крепости, а обязанность крепостных войск – выдержать осаду… 6-й армии занять круговую оборону и выжидать деблокирующего наступления извне».

Боевые действия 14-й танковой дивизии
в сталинградском «котле»
в конце ноября – декабре 1942 года

         23 ноября в 16 ч. 45-я танковая бригада полковника П. К. Жидкова 4-го танкового корпуса генерал-майора А. Г. Кравченко Юго-Западного фронта  прорвалась к поселку Советский восточнее Калача-на-Дону, где соединилась с 36-й механизированной бригадой подполковника М. И. Родионова 4-го механизированного корпуса генерал-майора В. Т. Вольского Сталинградского фронта, завершив оперативное окружение 6-й полевой армии, некоторых соединений 4-й танковой армии и разрозненных румынских частей.  В «котле» оказались части 22-х дивизий и более 160 отдельных частей.  Однако кольцо окружения пока не было плотным.  Советские стрелковые дивизии северного клина были все еще на марше и перерезали маршруты снабжения немецких войск. В последующие дни снабжение окруженных немецких войск осуществлялось в основном по открытой степи.

         Отремонтированные 24 танка 14-й танковой дивизии были сосредоточены севернее Мало-Набатовского на правом берегу Дона. Здесь они непрерывно контратаковали фланги 6-й советской гвардейской кавалерийской дивизии  3-го гвардейского кавалерийского корпуса 21-й армии, которая прорвалась через немецкую оборону и двигалась по дороге от Мало-Набатовского на Трёхостровскую к мостам через Дон у Песковатки и Вертячего.

         После окружения 6-й немецкой армии её командующий генерал Паулюс вылетел из Нижнее-Чирской в «котел»  и расположил свой штаб в 12-ти землянках с двухметровым накатом из замерзшей земли недалеко от аэродрома у поселка Гумрак.  В ночь с 23 на 24 ноября он послал Адольфу Гитлеру радиограмму, в которой просил разрешения на прорыв, указывая,  что 6-я армия не сможет долго удерживать фронт,  особенно после тяжелых потерь за последние два дня.

         24 ноября Гитлер ответил Паулюсу: «Войска 6-й армии временно окружены русскими. Я намерен собрать армию воедино. Личный состав армии может быть уверен, что я предприму все для того, чтобы обеспечить нормальное снабжение армии и своевременно освободить ее из окружения. Я знаю о храбрости ее командующего и уверен, что она выполнит свой долг».

         24 ноября 14-я танковая дивизия держала оборону в районе Больше-Набатовского на восточном берегу Дона.  25 ноября основные силы 14-й танковой дивизии по приказу командования VIII-го армейского корпуса перешли на восточный берег Дона по мосту севернее Песковатки,  а ночью сменили части 24-й танковой дивизии в районе дороги Калач – Песковатка. Немногочисленные танки 36-го танкового полка сосредоточиться в Песковатке.

Танки Pz.Kpfw III 36-го танкового полка в Песковатке, конец ноября 1942 г.
Танки 36-го танкового полка в Песковатке

         26 ноября генерал-майор Йоганнес Бэсслер был снят с командования 14-й танковой дивизией. Начальник управления кадров 6-й армии, 1-й адъютант полковник Вильгельм Адам (Wilhelm Adam), руководивший после окружения армии боевой группой на р. Чир, в своей послевоенной книге «Тяжёлое решение» (“Der schwere Entschluß”) передал, что ему сказал Фридрих Паулюс о генерале Бэсслере в двадцатых числах ноября:
         «Адам, Вы знаете, что только несколько дней назад генерал-майор Бэсслер принял 14-ю танковую дивизию. Сегодня этот господин сообщил, что он болен.
         Предположительно старая сердечная проблема, которая стала острой в эти дни. Он спросил у меня разрешение уехать в Германию. Я согласился. Этот хорошо упитанный господин был неприятен мне уже в первый раз, когда я увидел его. Несмотря на это я не ожидал, что он оставит свои войска одни в момент опасности. Это – дезертирство.
         Разбирательство этого будет делом группы армий. Я сообщил им об этом инциденте. Генерал Бэсслер так торопился, что прибудет туда очень скоро. Оперативный офицер  14-й танковой дивизии (Офицер генерального штаба при 14-й тд Бернд фон Пецольд) сообщил Шмидту, что Бэсслер уже в пути на машине к железнодорожной станции Чир. Он даже не счёл необходимым подождать своего преемника, чтобы отбыть. Позор, что такой человек – генерал!
         Бэсслер не только офицер, бросивший свои обязанности. Уже два дня назад после первого контакта с противником он был испуган и не сделал ничего, чтобы уберечь свои войска от ненужных потерь. Нарочный офицер 14-й танковой дивизии сказал мне, что из-за этого был серьезный конфликт между Бэсслером и его оперативным офицером (Берндом фон Пецольдом). Я отношусь очень скептически к его болезни. На языке солдата это называют трусостью. Этот господин боится за свою драгоценную жизнь.»

         При этом дивизионный врач оберстабарцт Киндерманн (Oberstabarzt Kindermann) сообщил, что не было никакой причины давать Бэсслеру разрешение отбыть из дивизии.

         26 ноября генерал-майор Йоганнес Бэсслер был снят с командования 14-й танковой дивизией и переведён в резерв.  9 января 1943 года Бэсслер был награждён Немецким крестом в золоте за заслуги как командира 9-й танковой дивизии летом 1942 г.  20 июля 1943 г. он был назначен командовать 242-й пехотной (гарнизонной) дивизией в Тулоне на юге Франции. 1 февраля 1944 г. он был произведён в генерал-лейтенанты. После высадки французских и американских войск в Южной Франции, Бэсслер умело руководил обороной города и порта. 26 августа он был тяжело ранен. Скончался в Вене 27 ноября 1944 г.

         С 26 ноября по 31 декабря 1942 г. обязанности командира 14-й танковой дивизии исполнял полковник Мартин Латман (Martin Lattmann), который до этого командовал 16-м самоходным артиллерийским полком. 1 января 1943 года Мартин Латман стал командиром 14-й танковой дивизии, и ему было присвоено звание генерал-майор.

Командир 14-й танковой дивизии полковник Мартин Латман
Martin Lattmann

Командир 14-й танковой дивизии полковник Латман

         26 ноября 14-я танковая дивизия отбивала атаки советских войск юго-западнее Песковатки. Затем они отошли на восток, переправилась через речку Россошка севернее Новоалексеевки и расположилась в районе Дубинина северо-восточнее Карповки.

Положение сторон 26 ноября 1942 г.
Положение сторон 26 ноября 1942
Фрагмент карты генерального штаба сухопутных войск вермахта Lage Ost 26.11.42. Gen St d H. Op. Abt/III.

         30 ноября Фридриху Паулюсу (Friedrich Wilhelm Ernst Paulus) было присвоено звание генерал-полковника (Generaloberst).

         1 декабря Вили Лангкейт (Willi Langkeit) «за храбрость перед лицом врага» получил звание подполковника (Oberstleutnant) и был назначен командиром 36-го танкового полка. 9 декабря В. Лангкейт был награждён Рыцарским крестом Железного креста № 1338 за боевые действия в районе Новочеркасска в конце июля 1942 года в качестве командира II-го батальона 36-го танкового полка (II. / Panzer-Regiment 36 / 14.Panzer-Division).

         В Сталинградском «котле» 14-я танковая дивизия не была придана ни одному из окруженных немецких корпусов и использовалась в течение двух месяцев окружения как «пожарная команда».  Когда в любом секторе какой-либо дивизии в немецкой «крепости Сталинград» начиналось советское наступление,  части 14-й танковой дивизии посылали для помощи в остановке продвижения советских войск и попытки возврата потерянной территории.

         29 декабря советские войска прорвались через позиции 376-й пехотной дивизии в районе Дмитриевки.  Оставшиеся подразделения 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии, усиленные подразделениями из других дивизий остановили советский прорыв. Всю ночь происходили встречные танковые бои.  Из 23 танков,  которые имел в своём распоряжении командир 36-го танкового полка подполковник Лангкейт, было потеряно по различным причинам 9 танков. Два были безвозвратно потеряны из-за прямых попаданий. Прорыв советских войск был ликвидирован, немецкая пехота смогла вернуться на свои прежние позиции.

Боевые действия частей 14-й танковой дивизии вне «котла»

         23 ноября советские войска замкнули кольцо окружения вокруг Сталинградской группировки немецких войск.  Из оказавшихся снаружи «котла» подразделений 14-й танковой дивизии были сформированы две батальонные боевые группы  (Abteilungsstarke Kampfgruppen),  которые действовали независимо друг от друга: «Зауфант»  (позже – «Паннвиц») и «Зауербрух».

Боевые действия боевых групп «Зауфант» и «Паннвиц»

         Боевая группа «Зауфант» (Kampfgruppe „Sauvant“) сформировалась на внешней стороне сталинградского «котла» в Аксае в полосе отходящей 4-й румынской армии на базе I-го батальона 36-го танкового полка (I./PzRgt 36), который в результате внезапного советского наступления оказался отрезанным от основных сил 14-й танковой дивизии. В составе боевой группы было три танковые роты, одна под командованием обер-лейтенанта Воллебена (Wohlleben) – 8 танков,  другая – под командованием обер-лейтенанта Шмида (Schmid) – 10 танков и третья рота под командованием обер-лейтенанта Эйлера (Euler) – 8 танков,  а также пехотная рота (150 человек) под командованием обер-лейтенанта Яуха (Jauch).  Командовал боевой группой майор Бернхард Зауфант,  командир I-го батальона 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии.

         20–24 ноября боевая группа «Зауфант» контратаковала наступавшие советские войска в районе севернее и южнее Аксая.  22 ноября группа Зауфанта была выбита с позиций южнее Абганерово из Гончаровской и станции Гнилоаксайская.  23 ноября из состава группы на юг от Аксая была выдвинута танковая рота Шмида в направлении на Перегрузное,  чтобы остановить продвижение частей советского 4-го кавкорпуса.  Рота смогла остановить продвижение советских кавалеристов и позволила подразделениям снабжения 14-й танковой дивизии отойти от Аксая к Жутово.  25 ноября боевая группа «Зауфант» вела оборонительные бои в районе Жутова.

         Части VI-го румынского армейского корпуса отходили на юг с оборонительного рубежа на реке Аксай,  а в 10 километрах северо-восточнее Шарнутовского и южнее Небыкова соединились с формируемыми боевыми группами Паннвица и Корне. Для обороны подходов к станции Котельниково в районе Самохин – Шарнутовский (современ.- Шарнут) была сформирована сводная боевая группа под командованием командира казачьих формирований полковника Гельмута фон Паннвица (Helmuth von Pannwitz).

         Боевая группа «Паннвиц» (Kampfgruppe „von Pannwitz“) включала в себя группу Зауфанта, созданную на базе I-го танкового батальона 36-го танкового полка, румынскую кавалерийская бригаду, батарею 47-го румынского тяжелого артиллерийского дивизиона, подразделения конных и пеших казаков, некоторые тыловые немецкие части и несколько зенитных орудий.

         26 ноября боевая группа Паннвица контратаковала с севера наступающую южнее Шарнутовского и Дарганова через Крайнюю Балку на Котельниково 61-ю кавалерийскую дивизию 4-го советского кавалерийского корпуса, которая была вынуждена отойти.  При этом группа Паннвица поддержала расположенную около Дарганова румынскую группу Корне.

         27 ноября боевая группа Паннвица нанесла удар через Гремячий во фланг и тыл наступавшей с севера на Котельниково 81-й кавалерийской дивизии 4-го кавалерийского корпуса, которая тоже отступила.  Не полностью закончивший формирование в Средней Азии 4-й советский кавкорпус состоял на 60 % из казахов, киргизов, узбеков, таджиков и туркмен и не имел бронетехники.  С 29 ноября по 15 декабря боевая группа «Зауфант» в составе боевой группы Паннвица вела контратаки и оборонительные бои в районе северо-восточнее Котельниково при Небыково, Нижние Черни и в районе к западу от Дарганова.

         Боевые группы Паннвица и Зауфанта смоги восстановить порядок в панически отступавших румынских войсках и немецких тыловых частях.  Они на некоторое время стабилизировали фронт юго-западнее Сталинграда.  С 10 декабря группа полковника Паннвица вела оборонительные бои южнее Дарганова и Пимен-Черни.

Боевые действия боевых групп «Зауфант» и «Паннвиц»
с 21 ноября по 12 декабря 1942 г.

Боевые действия боевых групп «Зауфант» и «Паннвиц»

         В те дни, когда в районе Дона в отступавших немецких и румынских войсках в основном царила паника, большие награды буквально сыпались на голову тех немецких командиров, которые смогли оказать сопротивление наступавшим советским частям. За оборонительные бои в конце ноября уже 17 декабря майор Б. Зауфант получил Рыцарский крест из рук полковника генерального штаба Дёрра (Oberst i. G. Hans Dörr),  начальника штаба взаимодействия в 4-й румынской армии,  а 22 декабря полковник Г. фон Паннвиц был награждён «Дубовые листьями» к Рыцарскому кресту  (EL RK № 167)  и румынским высшим военным орденом Михая Храброго.

         12 декабря ударная немецкая группировка группы армий «Дон», которой руководил командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Герман Гот,  начала операцию «Зимняя гроза» (Wintergewitter) для прорыва к окруженным под Сталинградом немецким войскам 6-й армии.

         15 декабря I-му батальону 36-го танкового полка (I./PzRgt 36) было возвращено его прежнее наименование. 19 декабря Зауфант оставил батальон по состоянию здоровья, и был отправлен в госпиталь.  Его заменил обер-лейтенант Эйлер (Euler),  а с 26 декабря в командование I-м танковым батальоном 36-го танкового полка вступил обер-лейтенант Воллебен  (Wohlleben).  Батальон снова сражался в районе восточнее Котельниковского. 27 декабря был ранен командир 2-й танковой роты обер-лейтенант Шмид и командование его ротой принял лейтенант Маркс. 29 декабря части советского 1-го танкового корпуса 2-й гвардейской армии освободили Котельниковский.

         16 января 1943 года остатки I-го батальона 36-го танкового полка начали марш в район Сталино.  Последние подразделения батальона подошли к Сталино 27 января. С 20 февраля началась транспортировка батальона во Францию для нового формирования.

Боевые действия боевой группы «Зауэрбрух»,
позже – боевой группы «фон Брезе»

         20 ноября квартирмейстер (Ib) 14-й танковой дивизии капитан генерального штаба Петер Зауэрбрух (Hauptmann i. G. Peter Sauerbruch) покинул госпиталь, где он лечился от желтухи,  и сообщил в штаб дивизии,  что он может возглавить боевую группу в районе Верхне-Чирской. Боевая группа «Зауербрух» была сформирована к 23 ноября.

Капитан генерального штаба Петер Зауэрбрух
(Hauptmann i.G. Peter Sauerbruch)

Капитан Зауэрбрух (Hauptmann Sauerbruch)

         В районе слияния реки Чир с Доном у Верхне-Чирской 22 ноября царил дикий хаос. Здесь перемешались отступившие с востока подразделения 4-й немецкой танковой армии, отошедшие с северо-востока тыловые части XI-го армейского корпуса и двигавшиеся с севера колонны 3-й румынской армии. Охваченные паникой, они пытались переправиться через Дон и через Чир в направлении Нижне-Чирской.

         Для сдерживания наступления советских войск в районе Верхне-Чирской у устья реки Чир из некоторых отступавших немецких частей была сформирована боевая группа «Адам»  под командованием бывшего 1-го адъютанта 6-й армии полковника Вильгельма Адама.  Боевая группа «Адам» состояла из боевых групп полковника Микоша  (командир 677-го саперного полка)  и полковника Чокеля  (командир 53-го минометного полка 2-й миномётной бригады). Боевая группа «Микош» занимала оборону по правому берегу Дона южнее Верхне-Чирской. Боевая группа «Чокель» занимала небольшой плацдарм на левом берегу Дона в районе Верхне-Чирской.

         24 ноября на плацдарм у Верхнее-Чирской прибыли некоторые панцергренадерские подразделения 14-й танковой дивизии, сформированные в боевую группу «Зауэрбрух» (Kampfgruppe Sauerbruch), которой командовал 1-й квартирмейстер 14-й танковой дивизии (Ib/14.Pz.Div.) капитан генерального штаба Петер Зауэрбрух. К этому времени численность немецких сил на плацдарме достигла 2 тысяч человек. Более полумесяца они вели здесь непрерывные оборонительные бои.

         Боевая группа «Зауэрбрух» заняла оборонительные позиции юго-восточнее станции Чир, прикрывая оба моста через Дон восточнее от группы Микоша. Группа состояла из 1-й роты 64-го мотоциклетного стрелкового батальона  (1./Kradschützen Bataillon 64)  обер-лейтенанта Фессмана (Feßmann),  панцергренадерской группы «Домашк» (Domaschk) на полугусеничных бронетранспортёрах,  сводных групп Али (Aly) и Эльбингера (Elbinger), состоящих из водителей и механиков частей снабжения 14-й танковой дивизии, которые были вооружены только стрелковым оружием.

         Части советского 1-го танкового корпуса двигались по заснеженной степи в трёх направлениях, не встречая существенного сопротивления.  Северная группа двигалась к Попову;  центральная группа – на Верхне-Чирскую,  а южный советский танковый клин продвинулся к Суровикино.  Вечером 24 ноября передовые части 1-го танкового корпуса атаковали немецкий плацдарм в Верхнее-Чирской.  Там они столкнулись с боевой групой «Зауэрбрух».  Одно из её подразделений – группа Фессмана (10 бронеавтомобилей Sd Kfz 250,  полроты мотоциклистов и четыре 75-мм противотанковые пушки) – контратаковало советские стрелковые и танковые подразделения,  пытавшиеся обойти северный фланг немецкой обороны, и вынудило их остановиться.

         11 декабря подразделения 2-й немецкой миномётной бригады были выведены с плацдарма у Верхнее-Чирской,  и основные усилия по его обороне взяла на себя боевая группа «Зауэрбрух».  Утром 14 декабря немецкая оборона на плацдарме была прорвана танками 7-го советского танкового корпуса. Ночью 15 декабря боевые группы Зауэрбруха, Микоша и Гёбеля были отведены за Дон,  а советский передовой отряд захватил мост, который не смогли разрушить отступающие немецкие сапёры (был потерян контроль над запальным проводом взрывчатки). Потеря этого моста не дала возможности в дальнейшем помочь войскам ударной группы генерал-полковника Гота группы армий «Дон»,  которая была образована 21 ноября под командованием генерал-фельдмаршала фон Манштейна, прорваться к Сталинграду через Котельниково.

         На правом берегу Дона боевая группа Зауэрбруха сражалась на дороге к Нижнее-Чирской.  Её потери с 22 ноября по 17 декабря 1942 г. составили убитыми 12 офицеров и 76 унтер-офицеров и рядовых,  пропавших без вести – 18 солдат, раненых – 22 офицера, 407 унтер-офицеров и рядовых.  4 января 1943 г. Петер Зауэрбрух за боевые действия на плацдарме у Дона получил Рыцарский крест.

Боевые действия боевой группы «Зауэрбрух» с 21 ноября по 10 декабря 1942 г.
Боевые действия боевой группы «Зауэрбрух»

         18 декабря боевая группа «Зауэрбрух» была переименована в боевую группу «фон Брезе» (Kampfgruppe „von Brese“).  С 18 декабря 1942 г. по 22 февраля 1943 г. группой командовал командир 2-й роты, а затем I-го батальона 108-го панцергренадерского полка 14-й танковой дивизии капитан Гейнц Виттхоф фон Брезе-Виниари  (Heinz Wittchow von Brese-Winiary).  Его группа отбивала постоянные атаки советских войск и ликвидировала локальные прорывы.

         27 декабря группа «Брезе» оставила свои позиции на реке Чир,  а затем отступала с арьергардными боями до района Новочеркасска у устья реки Тузлов, где закрепилась 28 января 1943 г. В это время она была ударным резервом (Eingreifreserve) корпусной группы (Korpsgruppe) генерала пехоты Фридриха Мита (Friedrich Mieth),  недавно сформированной из оставшихся частей IV-го немецкого армейского корпуса.  В последних числах января группа фон Брезе атаковала от Новочеркасска прорвавшиеся советские части. 7 февраля группа была отведена с линии фронта и направлена в район сбора близ Сталино (Донецк).

         15 марта 1943 года фон Брезе-Виниари получил Рыцарский крест Железного креста как командир I-го батальона 108-го панцергренадерского полка 14-й танковой дивизии (I. Bataillons des Panzergrenadier-Regiments 108 der 14. Panzerdivision) за боевые действия его группы. 1 апреля он был произведён в майоры.

         Подразделения 14-й танковой дивизии,  не попавшие в сталинградский «котел», в феврале 1943 года вели оборонительные бои между Доном и южной частью р. Северский Донец в составе оперативной армейской группы «Холлидт» (Armeegruppe Hollidt). В конце марта они были направлены в Западную Францию для нового формирования 14-й танковой дивизии.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в
сталинградском «котле» в январе 1943 года

         1 января 1943 года исполняющий обязанности командира 14-й танковой дивизии Мартин Латман был произведен в генерал-майоры и стал постоянным командиром дивизии. Одновременно он с 30 декабря 1942 года по 2 февраля 1943 года был инспектором службы комплектования командования 6-й армии (Inspektor Ersatzwesen АОК 6).

         13 января командование над остатками 14-й танковой дивизии на короткое время принял оперативный офицер (Ia) штаба дивизии подполковник генерального штаба Бернд фон Пецольд (Oberstleutnant i.G. Bernd von Pezold),  тогда как командир дивизии Мартин Латман временно принял командование 389-й пехотной дивизией (389. Infanterie Division). Бывший командир 389-й пехотной дивизии генерал-майор Эрих Магнус после глубокого нервного срыва больше не был способен командовать дивизией.  С 14 января исполнять обязанности командира 14-й танковой дивизией начал полковник Гюнтер Людвиг (Günther Ludwig),  до этого командовавший 4-м самоходным артиллерийским полком этой дивизии. Оперативный офицер штаба 14-й танковой дивизии подполковник Бернд фон Пецольд стал командовать небольшой боевой группой,  которая выполняла функции отряда быстрого реагирования («пожарной команды»).  30 января Бернд фон Пецольд был произведён в полковники генерального штаба.

         В средине января 1943 года остатки 36-го танкового полка 14-й танковой дивизии под командованием подполковника Лангкейта сражались около последнего оставшегося в сталинградском «котле» аэродрома Гумрак. 19 января подполковник Лангкейт был ранен. 23 января он вылетел из «котла» на последнем самолете вместе с начальником тыла (Ib) 14-й танковой дивизии майором Генрихом Зейделем (Heinrich Seydel), капитаном Вагеманом (Eberhard Wagemann) из 103-го панцергренадерского полка и полковником медицинской службы доктором Киндерманом  (Oberstabsarzt Dr. Kindermann).  На последнем самолете улетели также командир 522 гренадерского полка 297 пехотной дивизии подполковник Хельмут Мядер и три командира батальона из 16-й и 24-й танковых дивизий.  Пред этим «котёл» покинул командир 103-го панцергренадерского полка майор Эрих Домашк (Erich Domaschk). Все офицеры были или ранены или больны.

         Когда сталинградский «котёл» уменьшился до размеров самого города, последние остатки 14-й танковой дивизии отошли в район Красной площади.  К 28 января советские войска раздробили окруженную немецкую группировку на три отдельные изолированные группы.  Последние солдаты 14-й танковой дивизии попали в южную группу вместе со штабом 6-й армии, её командующим генерал-полковником Фридрихом Паулюсом и частями 71-й пехотной дивизии, которой командовал генерал-майор Фриц Роске (Fritz Roske).

Последние немецкие очаги сопротивления в Сталинграде
28–31 января 1943 г.

Последние немецкие очаги сопротивления в Сталинграде

         30 января Адольф Гитлер произвел командующего 6-й армии Фридриха Паулюса (Friedrich Wilhelm Ernst Paulus) в генерал-фельдмаршалы.

Командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс
General-feldmarschal Friedrich Paulus

Генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс

Капитуляция

         31 января 1943 г. генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс предложил советским войскам капитуляцию своей армии.  В этот день сложила оружие южная и центральная окруженные группы немецких войск, но северная группа во главе с генерал-полковником Штрекером отказалась выполнить приказ Паулюса о капитуляции. Вместе с командующим 6-й армии генерал-фельдмаршалом Фридрихом Паулюсом сдался весь его штаб,  в том числе начальник штаба 6-й армии генерал-лейтенант Артур Шмидт (Arthur Schmidt),  1-й адъютант 6-й армии полковник Вильгельм Адам (Wilhelm Adam), начальник связи 6-й армии полковник Ханс-Гюнтер ван Хувен (Hans-Gunther van Huven),  исполняющий обязанности 1-го квартирмейстера  (начальник тыла)  6-й армии подполковник Вернер фон Куновски (Werner von Kunowski), начальник санитарной службы 6-й армии генерал-майор профессор доктор Oтто Ринольди (Prof. Dr. Otto Renoldi).

         31 января вместе со штабом 6-й армии сдались в плен исполняющий обязанности командира 14-й танковой дивизии полковник Гюнтер Людвиг (Gunther Ludwig),  начальник оперативного отдела (Ia) 14-й танковой дивизии полковник Бернд фон Пецольд (Bernd von Pezold)  и начальник отдела личного состава,  1-й адъютант (IIa) 14-й танковой дивизии Вольфганг Ледиг (Wolfgang Ledig).

         31 января сдались также командир LI-го армейского корпуса генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлитц-Курцбах (Walther von Seydlitz-Kurzbach)  со своим штабом,  в том числе начальник артиллерии корпуса генерал-майор Ульрих Вассоль  (Ulrich Vassoll); командир 29-й моторизованной дивизии генерал-майор Ганс-Георг Лейзер  (Hans-Georg Leyser);  командир 71-й пехотной дивизии генерал-майор Фриц Роске  (Fritz Roske); командир 76-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Карл Роденбург  (Carl Rodenburg)  и начальник оперативного отдела 76-й пехотной дивизии подполковник Гюнтер Брайтхаупт (Gunther Breithaupt); командир 295 пехотной дивизии генерал-майор доктор Отто Корфес (Dr. Otto Korfes);  командир 376 пехотной дивизии генерал-лейтенант Александер фон Даниэльс (Alexander Edler von Daniels).

         1 февраля в плен сдались:
         командир VIII армейского корпуса генерал-полковник Вальтер Гейтц (Walter Heitz). Умер в 1944 г. в плену;
         начальник штаба VIII армейского корпуса полковник Фридрих Шильдкнехт (Friedrich Schildknecht);
         командир 24 танковой дивизии генерал-лейтенант Арно фон Ленски (Arno v. Lenski). В советском плену в 1944 году вступил в Национальный комитет «Свободная Германия». Освобождён из плена в августе 1949 года. С 1952 года на службе в вооруженных силах Восточной Германии.

         2 февраля были взяты в плен в северном «котле»:
         командир XI-го армейского корпуса, командующий северной окружённой группой немецких войск генерал-полковник Карл Штрекер (Karl Strecker). Освобождён из советского плена 9 октября 1955 г.;
         начальник штаба XI-го армейского корпуса полковник генштаба Гельмут Гроскурт (Helmuth Groscurth). Умер в советском плену в 1943 г.;
         начальник артиллерии XI-го армейского корпуса полковник Рихард Леппер (Richard Lepper). Умер в плену в марте 1943 года. Получил звание генерал-майора посмертно 10.8.1943 г.;
         командир 14-й танковой дивизии, временно исполняющий обязанности командира 389-й пехотной дивизии генерал-майор Мартин Латман (Martin Lattmann). В плену вступил в Национальный комитет «Свободная Германия». Был освобожден из плена в 1948 году, а в 1950-х гг. служил в вооруженных силах Восточной Германии;
         бывший командир 389-й дивизии генерал-майор Эрих Альберт Магнус (Erich Albert Magnus).

         Всего советские войска в боях под Сталинградом взяли в плен свыше 91 тысячи человек, из них 24 генерала и более 2,5 тысяч офицеров. Среди них также были:
         командир 14 танкового корпуса генерал-лейтенант Хельмут Шлёмер (Helmuth Schlömer). В плену вступил в Национальный комитет «Свободная Германия». Освобождён из плена в августе 1949 г.;
         командир 4-го армейского корпуса генерал артиллерии Макс Пфеффер (Max Pfeffer). Умер в 1955 г. в советском плену;
         командир 3 моторизованной дивизии полковник Йобст фон Ханстайн (Jobst Freiherr von Hanstein);
         командир 44 пехотной дивизии генерал-лейтенант Генрих-Антон Дебуа (Heinrich-Anton Deboi). Попал в плен 29 января 1943 г. Освобождён в 1953 г.;
         командир 60 моторизованной дивизии полковник Ганс-Адольф фон Аренсторф (Hans-Adolf von Arenstorff). Умер в 1952 г. в плену;
         командир 100-й лёгкой пехотной дивизии генерал-лейтенант Вернер Занне (Werner Sanne). Умер 26 сентября 1952 г. в советском плену;
         командир 113 пехотной дивизии генерал-лейтенант Ганс-Генрих Зикст фон Армин (Hans-Heinrich Sixt v.Armin). Попал в плен 20 января 1943 г. Умер в плену 1 апреля 1952 г.;
         командир 297 пехотной дивизии генерал-майор Мориц фон Дреббер (Moritz von Drebber). Сдался в плен 25 января 1943 г. В плену вступил Национальный комитет «Свободная Германия». Освобождён из плена 21 октября 1949 г.

Второе формирование 14-й танковой дивизии. Боевые действия дивизии в 1943–1945 гг.

14-я танковая дивизия: формирование, дислокация, организация,  командиры дивизии.

14-я танковая дивизия вермахта в операции «Барбаросса»

Боевые действия 14-й танковой дивизии у Ростова-на-Дону в 1941 г.

Боевые действия 14-й танковой дивизии в первой половине 1942 г.

14-я танковая дивизия в Сталинградской битве в июле – сентябре 1942 г.

14-я танковая дивизия в Сталинградской битве в октябре 1942 г.

Литература:

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т.2. — М.: Воениздат, 1961.

Немецко-русский военный словарь. Под ред. Л. Ф. Парпарова. — M.: Воениздат, 1978.

Дерр Г. Поход на Сталинград. — М.: Воениздат, 1957.

Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933–1945 гг. — М.: «Изографус», 2002.

Чуйков В. И. Начало пути. — М.: Воениздат, 1959.

François De Lannoy et Josef Charita. Panzertruppen: Les Troupes Blindées Allemandes 1935-1945. — Editions Heimdal, 2001.

Glantz David M. Atlas and Survey. The Soviet Kharkov Offensive, 12–29 May 1942. — David Glantz Products, 1998.

Grams Rolf. Die 14. Panzer-Division 1940–1945. Herausgegeben im Auftrag der Traditionsgemeinschaft der 14. Panzer-Division. — Verlag Hans-Henning Podzun. Bad Nauheim, 1957.

1 тд 2 тд 3 тд 4 тд 5 тд 6 тд 7 тд 8 тд 9 тд 10 тд 11 тд 12 тд 13 тд 14 тд 15 тд 16 тд 17 тд 18 тд 19 тд 20 тд 21 тд 22 тд 23 тд 24 тд 25 тд 26 тд 27 тд 116 тд "Виндхунд" 155 тд 155 рез. тд 178 тд 179 тд 179 рез. тд 232 тд 233 тд 233 рез. тд 273 рез. тд тд "Кемпф" Учебная тд тд "Норвегия" тд "Фельдхеррнхалле" "Фельдхеррнхалле-2" тд "Курмарк" тд "Гольштейн" тд "Силезия" тд "Ютербог" тд "Мюнхеберг" тд "Берген" тд "Клаузевиц"

 


Военно-исторические ресурсы
Military History